Из экспозиции в сеульской Hakgojae Gallery

Ежедневно-повсеместная знаковость 0

30/04/2017
Андрей Левкин

Что-то тут выстраивается то ли небольшой сериал, то ли головоломка – что-то такое, что вытаскивает одну историю за другой. В позапрошлый раз на Arterritory было о невидимых лёгких структурах и пространстве, в котором они существуют. Там была венская выставка о невербальной поэзии, а поэзия же, в принципе, за словами. Превращает что-то невидимое в конкретное, ну, а это невидимое может быть материализовано как угодно – словами, знаками, картинками.

Мало того, при реализации всё перепутается, и результат можно даже олицетворить. В прошлый раз была история Iris Häussler и её The Sophie La Rosière Project. Häussler создала вымышленного автора, но не только через «его» работы, но и сделав ему окружение. Окружение было уже вполне реальным, что и позволило материализовать вымысел весьма убедительно. Там обстоятельства брались из конкретного города в конкретное время – Парижа времен Монпарнаса. Конечно, города наиболее соотносятся с искусством и культурой, здесь симбиоз – взаимное кодирование. Города кодируют культуру и искусство, и наоборот.

Теперь третья часть сериала: вариант, где такая связь очевидна. В марте в сеульской Hakgojae Gallery работала выставка Oh Se-Yeol'а «Семиотические метафоры», Semiotic Metaphors (иллюстрации будут с сайта галереи). На сайте же по этому поводу размещена основательная статья Yongwoo Lee, Oh Se-Yeol's ‘Semiotic Metaphors’ at Hakgojae Gallery, Seoul.

Lee растолковывает художника чрезвычайно подробно, сообщая, что символы в картинах Oh Se-Yeol появляются в виде как арабских цифр, так и метафорических сообщений вроде муляжа ребенка. Даже так: «Эти символы, объединённые с антизападным традиционным методом живописи Oh’а, создают уникальную идентичность его живописи». «Традиционный антизападный» загадочен, тем более – по нынешним временам. Дотошно сообщается, что «пластмассовая ложка, игрушка, перец, рыба, птица, лист и т.д. являются центральными элементами картин Oh’а, а окружающие, фоновые ситуации защищают и поддерживают их обоснованность, предъявляя и стимулируя продвинутое литературное воображение». Как тут не согласиться, но не очень-то верится, что сам Oh всё так и изложил автору статьи.

Потому что Se-Yeol – о том, что привычные посредники автору не нужны, он просто скидывает исходные коды в реальность, не особенно нагружая их чем-то дополнительным (алфавитом, например; а нарративами – тем более). Oh Se-Yeol родился в Сеуле, в 1945-м. Учился в Department of Painting, Seorabol Art College, Seoul, в The Graduate School of Art, Chung-Ang University, Seoul. Обращаем внимание на возраст: тут не новое поколение, так что – минимум субъективного энтузиазма. Возникли, значит, у него основания делать именно такое искусство.

Когда-то (ниже – его старая работа) он работал чуть иначе, но это уже тоже были практически граффити – типа трафаретных. То есть всё та же склонность к вовлечению города через собирание его меток. Причём тут же в обе стороны – такая метка может появиться в городе, а может – в галерее. И то, и другое через эти метки окажутся чем-то одним.

Или не метки, а коды. Метки, оказывающиеся кодами. Или наоборот. Условно небесные структуры уже тут, почти без посредника, ввязывающего их в контекст. Здесь ничего не ввязывается, они самостоятельны, в контекст входят на равных правах с прочим.

Метки, коды – иконки, отражающие невесть что; как бы иконки приложений, которые выполняют некие функции, пусть и непонятные. Это уже отчасти как у Файбисовича, там тоже фиксируются некие самопроизвольно возникшие городские метки-коды. Да, там они возникли сами собой, а тут сделаны. Но и там же этих меток-кодов не было, пока художник их не предъявил?

Ну, а у городов есть ещё и функция сознательного, подсознательного, бессознательного, над-, или сверхсознательного знакопроизводства. У Oh Se-Yeol'а тут сборка ментального города, что-то такое.

В последней работе присутствует, конечно, Cy Twombly. Но это естественно, в деле выстраивания реальности из сквозняков он неизбежен (вообще, а чем, собственно, имеет смысл еще заниматься?). Здесь же и город: вот Twombly в нью-йоркском Сохо (это было в 2010 году, может, ещё сохранился, там возле метро).

Ещё одна цитата из статьи Lee. Она тут потому, что даже странно, что таким простым штукам требуется описание – вероятно, сам автор статьи решил как можно доходчивее рассказать самому себе о том, что видит: «Se-Yeol представляет содержание и структуры, процарапывая толстые слои краски на холсте, что напоминает метод сухого рисунка тушью. Иногда он использует деревянные панели, а не холст. Его стиль проявляется эффективнее, когда он работает с отчётливой символикой. Его рыбы, деревья, цветы или окна предлагают метафоры в духе поэзии французского символизма XIX века. Se-Yeol провоцирует воображение, беспорядочно размещая символы, напоминающие о важных вещах, соединяет поэтический язык и живописную символику».

Ну да, всё равно, как объяснять, лишь бы было объяснение. А на самом деле всё очевидно. Вот какие-то такие базовые значки и их последовательность, которые совершенно равноправно могут оказаться и тут, и там. И в галерее, и в мастерской, и на улице. Они не сами по себе, а как основа, что ли, неких высказываний. Происходящих уже через ритм, например. Или по-всякому.

Так что всё перепутывается, и не понять, кто первый начал, художник или город. Метки-коды-иконки сами оказываются внешними обстоятельствами. Откуда-то они берутся и сшивают всё вместе, производя свой месседж, а он же и какой-то уже просто сгусток жизни, которая и тут, и там, и в промежутке.

 

 

Другие выпуски блога Андрея Левкина на Arterritory:

Одна француженка из воздуха
Поэзия как визуалка, но не в этом дело
Города и – само собой – искусство
На том же месте через 40 лет
Неторопливый апокалипсис (в хорошем смысле)Минималистский экспрессионизм и городская песенка
Стрит-арт 2016: на улице почти как в галереях
Не знаешь, как быть – тыкай в нетипичное
Каунас: инвентаризация методов
Бетон, абсолютно пластичная тема
Расшифровки Матье Тремблина или наступление полной ясности
Арт или аттракцион: роковая (или нет) черта
Тут уже постинтернет, или Постинтернет уже тут
Резиновые обстоятельства: как мы (каждый из нас) выглядим ровно сейчас?
Складные котики Стабу, 29, или Арт непрерывных утрат
Жильё в почве как доходчивый cloud-art
Филадельфийский проволочник
Найденное повсеместно (Found Art)
Арт, приближённый к телу, или Искусство внутри нас
Город inside: покинутые офисы
Город как страшной силы машина связей
Хорошо недоделанный Kunst
Акаунт Zetteldichter в соцсети Wien
Town-арт, городское кабаре