Фото: atelier-lumieres.com

Пространство ещё (чуть-чуть) непривычной природы 0

07/02/2018
Андрей Левкин

Анонс в твиттере: Immersive Installation Transforms Empty Foundry with Projections of Iconic Klimt Paintings, «Иммерсивная инсталляция преобразует заброшенную литейную фабрику проекциями канонических работ Климта». «Иммерсивность» ещё не слишком вошла в обиход, поэтому словарная справка: «immersive |iˈmərsiv| adjective (of a computer display or system) generating a three-dimensional image which appears to surround the user». Создание трёхмерного окружения, что-то такое.

Сообщается, что «проект Culturespaces соединяет искусство и технологии, превращая традиционные выставки в интерактивные артефакты». Уникальное мультимедийное оборудование, прочие техноновинки. Проект работает с пространствами искусством. Один из их принципов: «Каждый памятник имеет свою собственную особую вселенную – которую мы и продвигаем». Проекты у них разные. Аутентичные реставрации, оформление пространств для выставок современного искусства, даже исторические реконструкции событий. Ну, а в Париже сейчас будет Atelier des Lumières, там Culturespaces «преобразовали бывший чугунолитейный завод в страну чудес австрийского искусства». Определённо интрига: Париж и – чудеса австрийского искусства. Париж же, зачем ему ещё и австрийское (даже конкретно венское) искусство.

В Atelier des Lumières обещают 3 000 движущихся изображений, которые будут произведены 20 лазерными видеопроекторами. Два выставочных пространства. В La Halle будет доминировать Густав Климт, за венские шедевры в первую очередь отвечает он (помимо его общеизвестных хитов обещают «Бетховенский фриз» из «Сецессиона»), а у него как бы на подтанцовке Шиле с Хундертвассером. Шиле тут понятен, они с Климтом теперь уже образовали устойчивую пару, а вот Хундертвассер предлагает ощутить, что всё это не так чтобы об искусстве, аттракцион. Но что поделать – туристы любят Хундертвассера. Собственно, в пресс-релизе по поводу иммерсивных технологий сказано, что они «добавляют динамизм к артистическим методам, усиливают эмоции и захватывают самую многочисленную аудиторию». Ну да, если объект мыслится как постоянный, то и посещаемость должна быть постоянной. И массовой.

Во втором выставочном пространстве, Le Studio, будут работы современных художников, которые, «как Климт, способны к созданию уникальных визуальных миров». Короче, взаимоотношения между старым и новым, искусством и цифровыми технологиями. Ключевые слова – новые технологии, Климт, Вена, Париж, чугунолитейный завод. Выставка (или акция) откроется 13 апреля, но проект отчасти уже существует – так теперь делают анонсы, что всё уже почти существует и за два месяца до открытия. По крайней мере, что касается первого выставочного пространства, с Климтом.

Есть ли тут новизна? По паре позиций уж точно. Использование заводов и других промзон – конечно, нет. Их давно и как галереи используют, и как концертные залы, и как музеи – новый Тейт, for example. Но тут – по крайней мере, это следует из анонса – не просто использование старых пространств как фона для новых целей. Не так, что просто место для начинки, но перевод помещения в другое состояние, изменение типа пространства.

Ну, и такое тоже было – вспомнить только, что сделал Каспарс Ванагс в 1990-х (в 1995-м или 1996-м, точнее не вспомнили) в покинутом здании фабрики «Dzintars» на Лачплеша (в Риге, понятно). По факту это было ровно изменение смысла пространства всего здания. Начинка, в общем, не так была и важна, главное – она меняла функции пространства, переводя его в арт-объект. Не пространство, чтобы туда просто засунуть какие-то штуки, чуждые исходному назначению здания.

Первый нюанс у парижан в том, что они превращают пространство в новое мероприятие строго на одну заданную тему. Причём результат предполагается долговременный. Второй элемент новизны очевиден – мультимедийность. Конечно, тоже не сенсация, в том же новом Тейте одно из ранее промышленных пространств отведено для видео. Но там проходят отдельные авторские выставки, которым, в общем, всё равно где именно быть. А здесь – тотальная мультимедийность по единому сценарию, увязывающему тему именно с данным пространством на постоянной основе.

 Тут всё вокруг одной стилистики в иной стилистической среде, что существенно. Предполагается принципиально новый объект, где фон и содержание равноправны. Такую штуковину (прикинем затраты) можно сделать только в крупных городах, и, конечно, это вполне туристический объект. Вроде бы, явный арт-аттракцион, тем более – не временная акция. Такое ещё и раскручивать надо, чугунолитейный завод в центре города быть никак не мог, так что мимоходом турист туда не попадёт. Но даже если и не центр, почему в Париже венцы? Может, дело в том, что у Климта в этом году юбилей? Юбилей наоборот, 100 лет со дня смерти. Даже сто лет со дня смерти и Климта, и Шиле. Можно даже считать, что тем самым окончательно оформилась Венская сецессия, а это, разумеется, дело серьёзное (да и сама империя закончилась в том же году). Но парижанам-то что, у них же своё art nouveau и Дени с Боннаром. Но, собственно, почему бы и нет. Жить с Климтом и Шиле же интереснее, чем без них. Но вот при чём там Хундертвассер – понять не представляется возможным. Ну да, туристы его любят. То есть получается какое-то массовое мероприятие. Но не всё так очевидно. 

 

Например, есть тема историй разных поколений. У каждого поколения они свои, и не то что старшие всегда консервативны, держатся за свои истории, как за воспоминания, не хотят смотреть на новые. Просто их истории могут ещё продолжаться, и с ними надо что-то делать; они не закончились и требуют участия. На новые просто не хватает валентностей. Новые истории – уже для следующих людей.

А иногда старые истории настолько сильны, что провоцируют, цепляют к себе новые. Иногда старые истории переигрывают по-новому – тогда исходный субъект (сама история) становится объектом. Всё начинает выглядеть и происходить как-то иначе. Вообще, именно с Климтом в этом проекте все ok, он и сам работал с пространством. Массово его знают по магнитикам и открыткам (уместное для данного проекта свойство), но он был и монументалистом – с тем же фризом в «Сецессионе» или тремя (погибшими) работами для потолка большого актового зала Венского университета. По этому поводу можно просто заглянуть в здание Uni на Universitätsring – оно вряд ли меньше этого литейного завода.

Конечно, арт-аттракцион предполагается, но тут не только он. Переведение субъекта в объект на самом-то деле Климта не затрагивает, используется не он, но пространство, которое он сделал. Ну, а оно свою субъектность при таких преобразованиях не потеряет. Публика будет ощущать Климта как пространство, для кого-то – условной Сецессии, для кого-то чуть иначе, но – пространство. Так, в «Леопольд музее», который теперь переключился строго на Шиле (он у них в основе фонда) и Климта, есть выгородка климтовской мастерской. Выгородка причём не мемориального, а стилистического характера. Да, отчасти Сецессия имеет своё постоянное пространство в «Сецессионе», но вот, сделают ещё и мультимедийный вариант. А то, что сам завод, возможно, ровесник этого пространства, не так и важно.

Вероятно, авторы проекта соотносились именно с таким отношением к теме. Это пространство существует, оно активно сейчас. Ну, это работает – выставки ещё нет, но видно, что всё складывается. Конечно, понятно ещё не всё.

Разумеется, тут анонс, а проектные картинки всегда выглядят преувеличенно идеально, но какими им ещё быть? Интересно другое, прикрутят ли к выставке всякие архивные штуки и какой-нибудь звукоряд? Если прикрутят, то тогда всё наклонится в сторону оживления пространства деталями личной жизни авторов. Если нет или же минимально, то доминировать будет вариант предложения пространства, не слишком-то завязанного на конкретные обстоятельства автора и – даже – на его работы. А тогда там должен быть ещё какой-то ход. Да, всё выглядит вполне сложившимся и так, но какой-то ещё ход мог бы быть – фиксирующий возможность продолжения созданных кем-то арт-пространств. Не являющихся только лишь прямым механическим (за счёт новых технологий) визуальным продолжением.

Может же быть ещё какая-то фишка, которая заведётся по ходу этого дела и станет действовать дальше. Не так, что Сецессия снова пойдёт в рост, а просто: пространство на то и сделано, чтобы в нём можно было работать дальше. Даже и не соотносясь с Климтом вообще. Что-то следующее, ещё какая-то фишка. Вот ещё один кадр из видеоанонса.

Проект ещё не открыт, а место уже существует, и по нему как бы даже ходят люди. Можно же делать пространства даже и не на местности, а чисто в цифре. У Culturespaces пространство никак не чугунолитейное. В анонсе – цифровое, но и не только. Какое-то виртуальное, однако же и вполне реальное. И уже ему всё равно, где быть реализованным – в этой литейке или где-то ещё. Из чего следует, что оно существует и само по себе.

Был бы, например, – я снова о своём – тот самый «Dzintars» Ванагса в таком виде. Потому что и это из тех историй, которые не закончились. Ну да, ровно в таком варианте это невозможно из-за отсутствия цифры, но так или иначе всё это как-то продолжается. Безусловно, это личное мнение, но это пространство точно существует – раз уж я о нём помню.

 

 

Другие выпуски блога Андрея Левкина наArterritory:

Поэзия, ежедневное искусство 
Тревожность перед Рождеством
Алисия Маккарти и панк-минимализм

Стрит-арт и метахудожник
Сдвиг контекста голубой собачкой
В Санкт-Петербурге – Ленинград, а в Ленинграде – Петербург
Художесственное возвышение магнитиков
Жесть, масло, Нью-Йорк, время
Одна француженка из воздуха
Поэзия как визуалка, но не в этом дело
Города и – само собой – искусство
На том же месте через 40 лет
Неторопливый апокалипсис (в хорошем смысле)
Минималистский экспрессионизм и городская песенка
Стрит-арт 2016: на улице почти как в галереях
Не знаешь, как быть – тыкай в нетипичное
Каунас: инвентаризация методов
Бетон, абсолютно пластичная тема
Расшифровки Матье Тремблина или наступление полной ясности
Арт или аттракцион: роковая (или нет) черта
Тут уже постинтернет, или Постинтернет уже тут
Резиновые обстоятельства: как мы (каждый из нас) выглядим ровно сейчас?
Складные котики Стабу, 29, или Арт непрерывных утрат
Жильё в почве как доходчивыйcloud-art
Филадельфийский проволочник
Найденное повсеместно (Found Art)
Арт, приближённый к телу, или Искусство внутри нас
Городinside: покинутые офисы
Город как страшной силы машина связей
Хорошо недоделанныйKunst
АкаунтZetteldichterв соцсетиWien
Town-арт, городское кабаре