Chicken Church на острове Ява

Чикенчёрч, рождественская история 0

17/12/2018
Андрей Левкин

Можно считать эту историю сиквелом той, то была на Arterritory пару месяцев назад (Разноцветная гора «Бури и натиска»). Можно отнести к разряду неканонических чудес света – в общем, это делалось. Безусловно, это ленд-арт. Кроме того, в истории присутствуют: мистическое задание, подтверждение указаний на натуре, начало реализации, проблемы, запустение и вроде бы крах, но нет – вполне счастливый конец. Истории, само собой, не проекта.

Короче, Chicken Church. Одна картинка уже в заголовке, теперь детали. Куриная церковь находится… далеко отсюда. Её координаты 7°36'20.5"S110°10'49.8"E. Постепенно приблизимся.

 

Вот же, находится невесть где, её почти никто не знает, а сверху её едва видно, но – существует. Многие вещи не входят в списки Самого Хорошего (или просто Хорошего) только потому, что они невесть где. Скрыты лесом или неведением.

Нейтральное описание  состоит в том, что это Gereja Ayam – молельный дом на острове Ява, район Магеланга, Индонезия. По идее, здание должно выглядеть как голубь, но местные назвали его куриной церковью. Так оно в интернете и фигурирует, Chicken Church. Строительство началось в 1990-е годы, инициатор – Даниэль Аламджа. В 1989-м во сне Бог вдохновил его построить это. Аламджа – христианин, но Gereja Ayam строился как дом для любой религии. Молиться, медитировать.

В другой статье развязнее (она написана в плохой период проекта): «Эту заброшенную церковь в Индонезии было бы здорово посетить, если бы она была открыта, впрочем – она стала только интереснее, когда её забросили. Её построил парень по имени Даниэль Аламджа, который рассказал, что Бог предложил ему построить её в форме цыплёнка, но не объяснил, почему».

Автор тут пересказывает слухи, Аламджа говорил иначе, но фраза «Бог предложил ему построить её в форме цыпленка, но не объяснил, почему» – весьма хороша. Но там не так уж всё юмористично, лицо Gereja Ayam зависит от ракурса, освещения и т.п. Не всё так однозначно нелепо. Да вообще не нелепо.

Насчёт курицы: «Wasno, глава соседней деревни Dese Gombong (он работал на постройке в бригаде из 30 человек), уточняет: "На самом деле вначале это выглядело как голубь. Но потом мы добавили корону. Даниэль хотел, чтобы она символизировал святость, но люди решили, что это петушиный гребень. И они стали называть его не голубем, а курицей».

Позднейшее уточнение Аламджи состояло в том, что в 1988 году, после ночных молитв, он получил видение голубя с белоснежными крыльями на вершине холма. Не воплощённый голос попросил его построить молельный дом «для всех людей». Когда Аламджа проснулся, то отмахнулся от видения, как от сна. Но потом получилось так, что один из его сотрудников в Джакарте не вышел на работу после Рамадана (этот район – преимущественно мусульманский). Аламджа был менеджером немецкой химической компании BASF и отвечал за персонал. Он поехал в Магеланг, на родину этого человека, чтобы его отыскать. Нашёл, а тот выпросил побыть дома ещё один день и пригласил босса в Букит-Рему, чтобы увидеть восход солнца, прежде чем вернуться в Джакарту. «Я был поражён!» – говорит Аламджа. – «Это был тот же холм, тот же вид, что и в моем видении».

В принципе, люди не прочь услышать голос свыше, даже если это и введет их в расходы. Впрочем, тут ещё особенности характера. Он увидел сон, потом оказался там, увидел гору из сна… ну и что, увидел и увидел, прямой дороги к производству тут нет. Я тоже весьма много раз обнаруживал наяву места, которые видел во сне, ну и что? Есть они и есть, не повод, чтобы это воспринять как-то специально. Так, значит, на свете заведено. Впрочем, мне ж ни разу не сообщали, что в таком месте я что-то должен сделать. Сообщили бы… не знаю, наверное, задумался бы.

Что мы можем знать о мотивациях и ходе мысли индонезийского христианина? Ну, этот человек действует. Тогда, перед возвращением в Джакарту, Аламджа оставил свои координаты в Магеланге. Две недели спустя кто-то, кому принадлежала часть земли в Букит-Риме, был в Джакарте и предложил Аламдже свою долю. Поторговались, Аламджа заплатил 3 500 000 рупий (в то время около $2000) за 5 000 кв. метров земли (чуть более акра).

Архитектором Аламджа не был, но всё равно сам всё спроектировал – ориентируясь на голубя из видения. А тема короны-гребня уже раскрыта выше.

Ещё четыре года он добивался разрешения на строительство, строить начал в 1992-м. Бригада использовала цемент, кирпичи, местный песок и металлолом. Начались проблемы. По словам Аламджи, одна из крупнейших газет Индонезии в 1996 году опубликовала репортаж, негодующий на то, что христианин строит церковь в мусульманском районе. Пошли массовые жалобы, и местные чиновники попытались отозвать лицензию Аламджи. «Я старался растолковать им, что это не только для христиан», – говорил тот. – «Я делал комнаты для мусульман, буддистов, атеистов, католиков, всех. Это и было задумано, чтобы быть для всех». Лицензию не отозвали, но жалобы продолжались

Здесь  есть описание ситуации в это время: «Один из многочисленных слухов, окружавших мистическое здание, состоял в том, что оно использовалось в качестве реабилитационного центра. Аламджа подтвердил: "Реабилитация в молельном доме была предназначена для детей с ограниченными возможностями, наркоманов, психических больных и перевозбуждённой молодежи, которая рвалась драться"».

Затем начались финансовые проблемы, и в 2000 году из-за отсутствия средств Аламджа был вынужден остановить стройку. Второй и третий этажи не были начаты, а половина из дюжины подземных молитвенных комнат представляла собой просто дыры в земле. Не было денег на то, чтобы настелить пол, так что посетители либо стояли, либо садились на что придется.

В 2000 году молельный дом закрылся. Тот самый Wasno, глава деревни Dese Gombong, который пояснял про корону и гребень, был, кажется, единственным, кто извлекал из всего этого выгоду: предлагал туристам парковаться возле его дома, беря за это какую-то копеечку. Но на свете уже были социальные сети и блогеры… Блогер Putri Normalitawho: «В этом здании очень мало истории, но многие туристы хотят его посетить, и даже свадьбы там проводятся. Возможно, именно из-за загадки многие люди хотят приехать и увидеть это своими глазами». Путри добавляет, что место стало удобным убежищем для пар из близлежащих деревень, Флауэр-Лаймус и Крангрехо, там они «могут совершать аморальные поступки вдали от посторонних глаз». Вот будто лесов им мало.

Но, в общем, популярность возникала. Например, пресса сообщала о плохом состоянии здания: «Без надзора Курица быстро приходит в негодность. Строение зарастает сорняками, вандалы залезают туда, чтобы царапать свои надписи. Иногда заезжают и любопытные туристы, которые хотят увидеть огромную курицу. Ричард Ломанта, житель Джакарты, который приехал туда в 2008 году, когда постройку забросили, утверждает: "Все, кого я знал, называли это куриной церковью даже тогда. Просто посмотрите – совсем не похоже на голубя"».

В то время Аламджа уехал из Джакарты, сменил профессию и стал руководить реабилитационным центром неподалёку от горы. Он посылал к церкви сотрудников, чтобы те собирали плату за вход. Туристы приезжали, но их было менее сотни в месяц. Казалось, что скоро всё развалится, ну и всё.

Alek Kurniawan, цитируемый в вышеприведённой статье: «В подвале есть спальни и ванные комнаты. Света там не было, мы шли с фонариком. Там и летучие мыши живут. Обнаружили 15 комнат, примерно как спальни, и одну с тремя умывальниками. Ещё одну дверь не открыли. На стенах полно граффити, всякие плохие слова и изображения голых женщин». Вот его фотографии, некоторые.

Всё это длилось года до 2014-го. В публикациях того времени автор проекта и не упоминается – будто его и не было. Но постепенно место собирало известность. Курица принялась входить в списки самых этаких заброшенных мест в мире – обычно вместе с Припятью и Hawthorne Plaza Mall, California. Вот 17 PHOTOS OF THE MOST EERIE ABANDONED SITES IN THE WORLD. И даже в шестёрку вошла, The 6 Most Beautiful and Creepy Abandoned Places.

Но шло к тому, что всё рассыплется. В одном из отчётов говорилось уже конкретноVisitors need to take caution once they are inside because the long-abandoned building is very unstable.

Здесь я в совершенном восторге. Потому что это же просто идеал прозы. Невесть что и почему, исходный импульс смутен, воспринимают/называют не так, как было задумано, а внутри может быть хоть психушка, хоть плохие слова. Недоделано, заходят просто так, вне исходного предназначения, самовыражаются, занимаются своими делами. Существует. Разрушается, ну и что? Было желание сделать, было сделано – не до конца, а что бывает до конца? Собирается исчезнуть – конечно, именно так проза и должна действовать. Идеальная проза.

Это, конечно, хороший результат, только не вполне рождественская история. Но оформилась и она. Из недавних публикаций следует, что теперь там всё в порядке: Meet the Man Behind Indonesia’s Chicken Church  (By Theodora Sarah Abigail, May 02, 2018): «Сейчас Куриная церковь уже не заброшена. Ремонт, проведённый в последние два года, обеспечил ей плитку на полу, панельные окна, небольшую заасфальтированную подъездную дорогу. Почти закончены работы в подземных молитвенных комнатах. Приезжает уже так много туристов, что Аламджа даже построил небольшое кафе в тылу цыплёнка (традиционные индонезийские закуски и кофе)».

Доска «Стена надежды», прикалывают записки.

Ещё и наверх теперь можно выйти.

Наконец разыскали и автора: «Все говорили, что я сумасшедший», – рассказывает Аламджа. – «В 1990-е годы я пытался найти в себе мужество продолжать. Мои дети очень злились на меня. Я должен был продолжать говорить им, что это не мой, а Божий план. Прошло тридцать лет, и я рад, что я продолжаю это делать, – тысячи посетителей приезжают каждый год, чтобы помолиться или задуматься о своей жизни, а мои дети наконец уважают то, что мне удалось».

Но понятно же, что всё удалось тогда, когда он свою Курицу придумал.

Да, людей всё еще посещают Странные Идеи. А Дед Мороз или не Дед Мороз, но что-то этакое функционировать продолжает.

 

Другие выпуски блога Андрея Левкина на Arterritory:

Министерство без министерств
Гуманизация знаков, британский опыт
Серое без оттенков
Tilt-Shift, опора реализма
Стрит-арт без спрея, варианты

Место стыка двух миров

Поэзия, ежедневное искусство
 

Тревожность перед Рождеством
Алисия Маккарти и панк-минимализм

Стрит-арт и метахудожник
Сдвиг контекста голубой собачкой
В Санкт-Петербурге – Ленинград, а в Ленинграде – Петербург
Художесственное возвышение магнитиков
Жесть, масло, Нью-Йорк, время
Одна француженка из воздуха
Поэзия как визуалка, но не в этом дело
Города и – само собой – искусство
На том же месте через 40 лет
Неторопливый апокалипсис (в хорошем смысле)
Минималистский экспрессионизм и городская песенка
Стрит-арт 2016: на улице почти как в галереях
Не знаешь, как быть – тыкай в нетипичное
Каунас: инвентаризация методов
Бетон, абсолютно пластичная тема
Расшифровки Матье Тремблина или наступление полной ясности
Арт или аттракцион: роковая (или нет) черта
Тут уже постинтернет, или Постинтернет уже тут
Резиновые обстоятельства: как мы (каждый из нас) выглядим ровно сейчас?
Складные котики Стабу, 29, или Арт непрерывных утрат
Жильё в почве как доходчивый cloud-art
Филадельфийский проволочник
Найденное повсеместно (Found Art)
Арт, приближённый к телу, или Искусство внутри нас
Город inside: покинутые офисы
Город как страшной силы машина связей
Хорошо недоделанный Kunst
Акаунт Zetteldichter в соцсетиWien
Town-арт, городское кабаре