Лилли-Крыыт Репнау. Девочка при свете смaртфона. 2017. Бумага, офорт. Художественный музей Эстонии

Поэтика рубежей. Эстонское искусство в Третьяковской галерее 0

Экспресс-интервью с Эхой Комиссаров, одним из кураторов открывающейся сегодня экспозиции

21/11/2018
Эльнара Тайдре

В 2018 году отмечает столетний юбилей целый ряд стран Восточной Европы, обретших независимость в результате распада империй, которые до Первой мировой войны делили между собой их территории. Политическая независимость неотделима от культурного самосознания, поэтому празднование столетия государства принимает главным образом форму культурного триумфа национальных традиций и наследия. Художественный музей Эстонии делает свой вклад в празднование столетия Эстонской Республики программой международных выставок, знакомящей с эстонским искусством – как с классикой национальной художественной школы, так и с самыми новыми и актуальными, рождающимися здесь и сейчас художественными явлениями.

Если выставки эстонского искусства во Франции, Италии или Японии представляли собой, по сути, экспортные проекты – большинство, если не все экспонаты привозились на место из Эстонии, то выставка «Поэтика рубежей. Эстонское искусство 1918–2018» в Государственной Третьяковской галерее на Крымском валу (22.11.2018–27.01.2019, кураторы Эха Комиссаров и Татьяна Зелюкина) уникальна тем, что в её фокусе зарубежное собрание – прекрасная коллекция эстонского искусства второй половины ХХ века Третьяковской галереи. Накануне открытия выставки её прокомментировала куратор экспозиции с эстонской стороны Эха Комиссаров.


Малле Лейс. Она уходит. 1970 Холст, масло. Художественный музей Эстонии 

Как возникла идея этой выставки и как формировалась её концепция?

Идея выставки принадлежит Дмитрию Миронову, советнику по вопросам культуры посольства Эстонской Республики в Москве. В азарте подготовки культурной программы «100 лет Эстонской Республике» около трёх лет назад он обратился к Третьяковской галерее с предложением о сотрудничестве. Третьяковская галерея попросила нас предложить концепцию выставки, и их устроила идея о совместной экспозиции, привлекающей работы эстонских художников советского периода из собраний Третьяковской галереи. Позднее выяснилось, что Третьяковская галерея хранит весьма крупную коллекцию эстонского искусства периода 1945–1989 годов, охватывающую, наряду с живописью, скульптуру и – в особенно большом объёме – графику. Сегодня, конечно, мы можем поспорить об уровне некоторых произведений, но в коллекции эстонского искусства в Третьяковской галерее сразу же бросается в глаза, что произведения закупались по принципу художественного качества, а политические мотивы оставались в стороне.


Рейн Таммик. Мальчик с фотоаппаратом. 1981. Холст, масло. Государственная Третьяковская галерея

Какие значения привлекает понятие «поэтика рубежей»? Есть ли тут некая «эстонская» интровертность или, скорее, подчёркивается важность дистанцированности, сохранения взгляда со стороны?

Понятие рубежей, границ в русско-эстонских отношениях всегда было на центральном, очень заметном месте. Моя трактовка рубежей в данном случае охватывает предел ограничения, преодоление границ и функций, коммуникацию на определённой дистанции и образ эстонского искусства, сформировавшийся в разные периоды у большого московского музея.

В какой пропорции представлены работы на выставке – насколько многочисленно её ядро, представляющее коллекцию Третьяковской галереи? В каком объёме и из каких коллекций пришлось привезти работы из Эстонии?

Выставка построена на тематических блоках, и в случае некоторых тем преобладают работы их собраний в Третьяковской галерее – к примеру, в тематическом разделе «Маринистика, символ региона». А в тематическом разделе «Классика», где мы показываем произведения легенды эстонской графики Эдуарда Вийральта и фотографии Кристы Мёльдер с видами художественного музея KUMU – главного здания Художественного музея Эстонии, экспозиция основана на работах из собрания Художественного музея Эстонии. Наша выставка проходит в рамках программы мероприятий «100 лет Эстонской Республике», и на примере отдельных произведений удалось представить целое столетие, даже начало ХХI века.


Эльмар Китс. Портрет семьи Ребане. 1955. Холст, масло. Тартуский художественный музей

Как эта выставка отражает динамику развития искусства Эстонии? Можно ли назвать какое-то ключевое произведение, особенно проницательно, по-философски подводящее итог своей эпохи?

Я думаю, наша выставка не такая большая, чтобы претендовать на экспозицию истории искусства. Тем не менее мы инициируем диалоги с рядом переломных эпох. Так, тема «Учитель и ученик» посвящена Эльмару Китсу и Юло Соостеру. Китс и на самом деле был учителем Соостера до ареста последнего в 1949 году. Контекст творчества Китса кроется в трудностях выбора, выпавших на долю эстонских художников в ХХ веке. Китс сформировался как художник до Второй мировой войны, являясь представителем импрессионистической школы живописи, культивируемой в Высшей художественной школе «Паллас» в Тарту. На рубеже 1940–1950-х годов на Китса были возложены обязанности насаждения социалистического реализма, но его трактовки соцреализма можно назвать скорее своевольными и нетипичными. При первой же возможности он оставил соцреализм, начав работать в абстрактной живописной манере в духе Пикассо. Из работ Соостера мы выбрали четыре лагерных автопортрета из Тартуского художественного музея.

На выставке мы стараемся предложить максимально запоминающееся рассмотрение темы художника-женщины, взяв за основу работы Малле Лейс, хорошо представленные в собраниях Третьяковской галереи. К ним были добавлены необычные объекты и скульптуры Ану Пыдер. Из творчества художников XXI века мы выбрали на выставку видеоперформанс Эне-Лийз Семпер и видеоинсталляцию Марге Монко. В ходе видеоперформанса, с которым она выступила на Венецианской биеннале, Семпер тщательно вылизывает стены комнаты, в которой зритель позднее узнает выставочное пространство. Работа Монко представляет визуально-антропологическое исследование бриллиантов, которое основывается на истории помолвочного кольца. Результатом стал тематический раздел с чётко проступающей феминистской направленностью.


Фрагмент экспозиции. Фото: Карин Пастак

Этот проект связан со знаковым музеем России и большой выставкой эстонского искусства. Если ли в этом определённое политическое измерение и как оно ощущается?

Со своей стороны Третьяковская галерея каких-либо заметных политический позиций, связанных с отношениями Эстонии и России, не заняла. Мы имеем дело с музеем русского искусства с мировым именем, о чём на каждом шагу напоминают размеры Третьяковской галереи и масштаб её выставочных программ. Этажом выше нашей выставки сейчас открыта экспозиция Ильи Кабакова, которую привезли из лондонского музея Tate Modern. На международных художественных контактах основана и ретроспективная выставка московско-парижского художника Михаила Ларионова, пользующаяся большим успехом у публики. По сравнению с ситуацией прошлого года основательно переработана вся постоянная экспозиция ХХ века: сейчас внимание перенесено с русского авангарда на художественные процессы второй половины ХХ века. Выставки и постоянные экспозиции Третьяковской галереи не только отражают развитие искусствоведения в России, но принимают в нём активное участие, формируя взгляд на искусство как таковое.

 
Фрагмент экспозиции. Фото: Карин Пастак