Кандида Хёфер. Берлинский этнологический музей III. 2003 (фрагамент) © Candida Höfer, Köln; VG Bild-Kunst, Bonn 2018

Техники сокрытия как инструмент познания 0

Экспресс-интервью с одним из кураторов выставки «Ткань процветания» Валентином Дьяконовым

07/12/2018
Arterritory.com

Ещё до конца января в московском музее современного искусства «Гараж» открыта выставка «Ткань процветания» – «международный проект, посвящённый одежде в искусстве вне контекста модной индустрии». Здесь представлены работы более 40 художников с пяти континентов – от представителей исторического авангарда, советского и бразильского андерграунда до классиков современного искусства и авторов нового поколения. Созданию экспозиции предшествовала обширная исследовательская работа кураторской команды. Как пишет наш обозреватель Ольга Абрамова, «путешествия кураторов на Север, Юг, Запад и Восток принесли богатый урожай и позволили, вдохновенно всё смешав и выстроив неожиданные рифмы, рассказать драматическую историю бытования ткани во всех её изводах и смыслах».

Как следует из пресс-релиза «Ткани процветания», «география выставки основана на „шёлковых путях” XXI века – глобальных маршрутах и производственных циклах сырья, ткани и готовой одежды. Проложенный из Стокгольма в Дакку и из Иваново в Биеллу исследовательский маршрут экспозиции отражает неактуальность стереотипных представлений о Востоке и Западе, глобальном Севере и Юге и утверждает принципиальное равенство художественных техник, методов и традиций… Выставка стремится обнаружить вариативность в контрастах анонимного и индивидуального, рабочей униформы и личного гардероба».

Мы решили попросить рассказать о концепции проекта одного из её кураторов, уже несколько лет работающего в команде «Гаража», Валентина Дьяконова (в 2012 году в Риге принимавшего участие в работе международного жюри Приза Пурвитиса).


Фрагмент экспозиции «Ткань процветания». Фото: музей современного искусства «Гараж»

Что есть одежда в произведениях искусства сегодня, на твой взгляд? И почему именно это тема заинтересовала вашу команду?

Маленький фактик из истории искусства давно не давал покоя. В октябрьском номере Artforum за 1996 год есть подборка статей об Эллсворте Келли, классике послевоенной геометрической абстракции. Одна из статей использует удивительный материал – эскизы Келли, сделанные на основе очень банальных, повседневных фотографий. Он редуцирует форму предметов одежды до простейшей геометрии, которую потом превращает в монументальные полотна. Вот эта прямая связь абстракции и повседневности очень интриговала, и с помощью дорогих коллег Ярослава Воловода и Екатерины Лазаревой мне удалось развернуть её во что-то глобальное. Мы выстроили концептуальную линию «ткань–общество–революция–униформа» и вдохновлялись тем фактом, что и одежда, и текстиль часто используются в качестве универсальных метафор, причем как на Востоке (пресловутое «покрывало Майи»), так и на Западе. Гуссерль говорит об «одеянии из идей», которое наброшено «на мир непосредственного созерцания и опыта, на жизненный мир». «Это одеяние из идей виной тому, что мы принимаем за подлинное бытие то, что есть лишь метод», – уточняет он. Мы на «Ткани процветания» конкретизируем эти техники сокрытия «подлинного бытия» в пятидесяти примерах, включая и Эллсворта Келли. При этом обходимся без трёх аспектов – одежды в модной индустрии, одежды художника и «лука» как инструмента политики идентичности. А тема, если можно так выразиться, для «Гаража» site-specific: наш музей часто воспринимается как модное место и цепочка локаций для селфи, так почему бы не развить эту тему и не показать, что за каждым луком стоит социополитический контекст. Намекнуть посетителям, что они, в силу того, что во что-то одеты, тоже экспонаты большого, ещё не построенного исторического музея о России 2010-х (хотя, судя по стихийно сложившейся в ходе выставки подборке интернет-автопортретов, они и так об этом знают).


Фрагмент экспозиции «Ткань процветания». Фото: музей современного искусства «Гараж»

Можно ли быть свободным в униформе?

У Хлебникова «свобода приходит нагая», но наше исследование показало, что в определённых условиях стихийно складываются униформы борцов за свободу. Так было с санкюлотами во время Французской революции и с протестующими в ходе египетской «арабской весны». О Франции рассказывает инсталляция Шэрон Кивланд, о Египте – фотограммы Фары Карапетян. Причём во Франции и Египте костюм революционера функционально разный. Широкие штаны санкюлотов – знак солидарности с «третьим сословием». Худи и кроссовки противников Хосни Мубарака играют роль одежды человека-невидимки, которого не поймает и не опознает полиция. Потом, нам теперь кажется, что униформа в принципе – это вчерашняя мода, и тут пространство свободы определяется индивидуально.

 
Фаррах Карапетян. Аксессуары для протеста 8 (Жёлтые кроссовки). 2011. Хромогенная фотограмма. 60,96 × 76,2 см. Предоставлено художником и галереей Von Lintel, Лос-Анджелес

«Униформа» смотрителей выставки – расскажи, пожалуйста, о ней поподробнее.

Это часть ключевой для выставки работы. Шведский дуэт Голдин + Сеннеби искусством как таковым не занимается и свои инсталляции называет «производственными процессами». В случае «Чуда стандартного размера» процесс многосоставный. Есть рассказ шведского писателя Йонаса Хемири, представляющий собой монолог работника химчистки, который пришёл на собеседование в некий центр современного искусства. Есть униформа для смотрителей выставки «Ткань процветания», сделанная модельером Тиграном Аветисяном из предметов одежды, забытых в химчистках Санкт-Петербурга. Каждый день под настоящим дубом (он тоже часть «производственного процесса») смотритель читает рассказ вслух, в 14 часов 12 минут. В «Чуде стандартного размера» для нас важна возможность посмотреть на свою систему, систему искусства, со стороны и подвергнуть сомнению постоянно декларируемый внутри нее эгалитаризм. И поиронизировать над претензиями на уникальность: униформа должна, по идее, напоминать о том, как выглядят люди из арт-мира.

Ношение одежды – это знакомый каждому опыт превращения массового в индивидуальное. Кроссовки Nike или Adidas выпускаются миллионными тиражами, но если это твоя вещь, ты воспринимаешь её как что-то абсолютно личное. Есть ли тут какие-то параллели с современным искусством?

В случае современного искусства всё, скорее, наоборот. Произведения чаще всего уникальны или малотиражны. Это изначально вещи «абсолютно личные», но претендующие на массовую аудиторию. Помимо четвёртой стены есть ещё пятая, дискурсивная, на уровне критического использования художественных средств, и в связи с этим инструментализировать искусство сложно. А вот одежда идеально ложится на любую повседневность, искусству до такого далеко – как и до машин, квартир, еды. Имеет смысл продолжить ряд текстильных ассоциаций и вспомнить, что Хайдеггер переводит греческое слово «алетейя», «истина», как «несокрытость» (тканью, вуалью). И работы на выставке подобраны так, чтобы одеждой как медиумом и темой раскрыть смысл и бытование костюма.


Фрагмент экспозиции «Ткань процветания». Фото: музей современного искусства «Гараж»

Выставка названа «Ткань процветания». Это ирония?

В первую очередь это цитата из Иеремии Бентама. И заодно интересная проблема: существует ли ткань, которая одновременно скрывает и даёт ощущение осознанности? Нам кажется, что да, и мы собираемся её показать в последний день выставки, 27 января 2019 года.


Валентин Дьяконов (слева) на выставке «Ткань процветания»

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Узелки на изнанке. Рецензия Ольга Абрамовой на выставку «Ткань процветания»