Проект «Religion» Константина Беньковича в MIZK Gallery

Сразу столько всего в Cubе 0

Новый и энергичный игрок появился на российском арт-рынке

 28/03/2019
Ольга Абрамова

Я не люблю архитектуру отеля «Ритц-Карлтон», появившегося на Тверской в 2007 году вместо 22-этажного бруска «Интуриста». Шагая по противоположной стороне улицы, всегда с отвращением наблюдаю, как этот китчевый постмодернистский монстр Андрея Меерсона присваивает рисунок и цвет фасада рядом стоящего «Националя» и нагло унижает его своим объёмом. Но что делать – сегодня в Москве частенько требуется успокоительное, чтобы смотреть вокруг. А мне предстоит вооружиться опытом Мопассана, который, как известно, каждый день обедал в ресторане ненавистной Эйфелевой башни, потому что только оттуда её не было видно. Правда, обедать не придётся – меня спасёт искусство, ведь уже больше месяца на минус втором этаже «Ритц-Карлтона» живёт арт-платформа (так её называют организаторы) Cube Moscow.

Торжественное открытие новой площадки намечено на 24 апреля, а накануне должен состояться международный саммит коллекционеров Cube.Collectors, подготовкой которого занимается советник Cube по международному арт-рынку Денис Белькевич. На форуме перед московской публикой в качестве патрона проекта, возможно, предстанет швейцарский предприниматель, дипломат, медиамагнат и коллекционер Ули Сигг. В 2017 году в летнем кинотеатре музея «Гараж» прошла российская премьера документального фильма Михаэля Шиндхельма «Китайские жизни Ули Сигга», которая познакомила нас с этим амбициозным собирателем, сумевшим, работая в Китае на Schindler Group, а затем занимая пост посла Швейцарии в Китае, составить крупнейшую в мире частную коллекцию китайского искусства. Это благодаря Сиггу Харальд Зееман показал ставшие сенсацией работы 20 китайских художников на Венецианской биеннале 1999 года.


Фото: Cube

Создателям концепции Cube в России, идеологам и бизнес-партнерам проекта Елене Белоноговой и Надежде Зиновской удалось покорить Ули Сигга своим энтузиазмом и заручиться его поддержкой. Хочется надеяться, что Сигг окажется не просто свадебным генералом, что его опыт, чутьё и связи действительно помогут новому начинанию, ибо задачи заявлены грандиозные. Предполагается, что Cube станет новым центром взаимодействия всех участников художественного сообщества, а его бизнес-модель позволит не только раскрыть глаза зрителям и потенциальным коллекционерам на современное искусство, но и поможет российским художникам занять, наконец, достойное место на международном арт-рынке.

Авторов проекта объединяет любовь к современному искусству, сибирские корни, учеба в московской бизнес-школе RMA по программе «Арт-менеджмент и галерейный бизнес», опыт взаимодействия с рынком искусства и неуёмная энергия. Отлаживая модель будущей платформы, они тестировали предполагаемых резидентов, проводили опросы, собирали портфолио молодых художников, параллельно искали помещение. А пока оно ремонтировалось, успели даже, сложив усилия нескольких будущих участников, включиться в работу одной их ярмарок-сателлитов Art Basel Miami Beach 2018.

Формат кост-шеринга, или, как пишут академические словари, «долевого участия в расходах, совместного несения издержек» – сознательно выбранная авторами Cube стратегия, позволяющая всем участникам проекта получить дополнительные возможности. Почему бы не попробовать то, что уже хорошо работает в самых разных областях.

Cube предъявляет себя как букет коммерческих и некоммерческих инициатив, куда входит и выставочное пространство Cube.Space, где предполагается проводить кураторские выставочные проекты, образовательные программы Cube.Education, и где будет работать экспериментальная Cube.Lab, площадка для встречи молодых художников с кураторами и галеристами, и Cube.Galleries – созданные по образцу арт-ярмарок стенды для десяти галерей-резидентов с общим хранилищем для произведений, и Cube.Pop-up – место динамичных мероприятий, и кафе Cube.Bar, и магазин сувениров Cubed.Shop, и детские курсы Сube.Kids, и Cube.Tours – программа специализированных туров с экспертами-искусствоведами. Годится всё, что работает на привлечение и просвещение аудитории и может принести деньги. В проекте даже фонд поддержки современного искусства.


Фрагменты сериии Андрея Логвина «Art is sex, sex is art». Фото: Cube

Что уже получилось? 14 февраля, в День всех влюбленных (не случайно первым проектом галереи тиражного искусства Cubed Елены Крыловой стала серия Андрея Логвина «Art is sex, sex is art»), для заинтригованной публики в тестовом режиме открылись двери. Светлое пространство в 1300 квадратных метров, поделённое между выставочным залом и галерейным кластером, с трудом вместило больше четырех тысяч гостей. Галереи-резиденты показали много разного: от видеоинсталляции «Сад» Саши Пироговой из павильона России на 57 Венецианской биеннале на стенде Fragment Gallery и классиков испанского модернизма у Ambit Galleria D`Art из Барселоны до ёрнических «Венер в мехах» дуэта ЕлиКука в Syntax Gallery Эльвиры Тарноградской. «Наши Венеры — самые лучшие! Мы их укутали в шубки, чтобы они не простудились. Покупайте наших Венер!» Главную выставку с многослойным названием «Sans (t)rêve et sans merci» курировал Иван Новиков. Вслед за Вальтером Беньямином, а прежде за Бодлером он вместе с большой группой художников призывал зрителей поразмышлять «о мнимом ощущении вседоступности», пронизывающем нашу реальность. Уровень экспозиции подтверждали имена участников вроде Ирины Кориной, Игоря Самолёта, Яна Гинзбурга.


Вид экспозиции «Венер в мехах» дуэта ЕлиКука в Syntax Gallery. Фото: Cube

Вместе с явным энтузиазмом возникли и первые недоумения. Искусство в подвале? Без окон? Все в одном котле? Можно подумать, мы в Москве так уж избалованы изысканными пространствами, а привокзальные задворки, парк культуры и отдыха или дворик-склад, заполненный разнокалиберными памятниками, лучше, чем пятизвездочный отель в центре столицы. Нет окон? Но Надежда Зиновская уверяет, что это было одним из необходимых условий – больше стен и легче выставить нужный свет. Минус второй этаж, три этажа подземного гаража снизу, спа-комплекс с бассейном над головой? Но об этом легко забыть, попадая внутрь огромной фешенебельной гостиницы. Вот мы у входа. Да, рамки и охранники, но это же забота о безопасности, чего не хватает многим на территории Винзавода, к примеру. Через красивую дверь мы попадаем в холл. Улыбающаяся девушка встречает нас и готова проводить к лифтам. Можно оставить пальто в гардеробе. Зеркальная кабина мягко трогается, потом двери открываются – et voilà – мы на месте. Говорят, правда, что сложно попасть в Cube с подземной парковки, но это, скорее всего, вопрос времени. Наверху я спросила у девушки, много ли посетителей проходит через них в арт-центр. Да, очень – ответила она. И это в отсутствие какой-либо рекламы снаружи и только-только запущенного сайта. Хватает Фейсбука и сарафанного радио.

Много вопросов вызывает программный open space галерейного кластера. Здесь снова круговая порука – все на виду, и снижение уровня экспозиции любой из галерей заденет всех. Но, возможно, это послужит хорошим рабочим стимулом. Пафос обновления традиционного галерейного формата тоже здесь присутствует. В расчет принимается не только устоявшийся круг клиентов, но и случайные гости, перед которыми открывается всё пространство сразу.

У галерей-резидентов свои резоны и свои сложности. Известные «Гридчинхолл» и «КультПроект» обзавелись на Cube дополнительными площадками. Совладелица «Треугольника» Эльвира Тарноградская оставила старую галерею ради новой Syntax Gallery, AZOT отпочковался от галереи Osnova. Несколько совсем молодых галерей в Cube начинают свою жизнь. У иностранных участников, а их пока двое – Ambit Galleria D`Art из Барселоны и антверпенская NK Gallery, – дополнительные проблемы, связанные с российским законодательством. Испанская галерея не может провести окончательную сделку в Москве из-за правил ввоза и вывоза. Зарезервированные работы возвращаются на родину, проходят соответствующее оформление и только после этого окончательно возвращаются к новому владельцу.

Большой проект не может развиваться без преодоления сложностей, но это пока не нарушает обещанного интенсивного графика. В начале марта состоялась дискуссия, посвящённая молодым российским художникам, в которой, среди других, поучаствовала директор Института База Светлана Баскова. NK Gallery и «КультПроект» за это время успели принять участие в международных ярмарках. Состоялся первый из традиционных Cube.Weekend, которые обещают повторять каждые шесть недель и сопровождать новыми кураторскими выставками и новыми экспозициями в галереях-резидентах.


Работа Валерия Чтака в пространстве Сube.Space. Фото: Ольга Абрамова


Работа Кирилла Кто в пространстве Сube.Space. Фото: Cube

На этот раз Cube.Spaсe дал место сразу трем выставкам. Главную, «Я тебя тоже не узнал», делала Syntax Gallery. И хотя диалог уже хорошо известных Валерия Чтака и Кирилла Кто ничего особенно нового нам не предъявляет (тот же фирменный колорит – монохромный у Чтака и радужный у Кто, те же тексты – полные беккетовского «вычитания» у Чтака и меланхолической иронии у его напарника), их тесное взаимодействие в одном пространстве добавляет ситуации хорошую дозу экзистенциального абсурда. 

AZOT показывает сразу две экспозиции. Даша Кудинова продолжает придумывать «нечто неузнаваемое, но реальное», расплавляя пластиковые объекты и перенося их изображение на холст. Александр Бланарь своей кураторской волей конструирует с помощью коллектива художников изящный энвайронмент – гостиную фикуса Валеры, куда и приглашает зрителей. «В гостях у Валеры» можно отдохнуть, полюбоваться живописью и керамикой и даже поразмышлять о проблемах экологии, глядя на растение, распластавшееся в куче земли на полу. 


Из экспозиции Даши Кудиновой в AZOT. Фото: Ольга Абрамова

Открытое пространство не мешает новым выставкам галерей-резидентов выглядеть цельно и автономно. В «Гридчинхолле» разворачивается драматическая история снеговика, изо всех сил сопротивляющегося энтропии. Ему помогает Катерина Ковалева, заковывая его в мрамор целиком и по частям и снабжая шары забавными латунными деталями. Мерцающие платиновым блеском холсты Кати Рожковой, напротив, говорят о тревожной неизбежности необратимого процесса. Даже вёдра уже готовы – «Тает».

«КультПроект» никаких историй не придумывает, а честно показывает светоносные пейзажные тондо и прямоугольники Евгении Буравлёвой и небольшие скульптурные композиции Егора Плотникова. 

Константин Бенькович в MIZK Gallery серьёзен, брутален и монументален. Его новый проект «Religion» предлагает поразмышлять о том, что нас объединяет и разобщает, о религии и символах власти. И, как всегда, он работает с металлом – арматурой и железным листом. Мой фаворит – объект с черепом и книгой, своеобразный вариант традиционного memento mori


Из проекта «Religion» Константина Беньковича в MIZK Gallery. Фото: Ольга Абрамова 

Своего фаворита выбрала и вернисажная публика: кресла-мешки в Syntax Gallery, лёжа на которых, нужно было рассматривать «Сошествие стирола» Натальи Стручковой, ни минуты не пустовали, но летающие тарелки холстов художницы никак не желали спускаться на землю.

Правда, они сделают это с удовольствием, как только кто-нибудь решит их купить. А иначе зачем все эти хлопоты.

В чём профит организаторов, задаются вопросом многие. «Отбить» аренду за счёт субарендаторов вряд ли возможно, но у Cube есть непубличные частные инвесторы. Помещение у гостиницы арендуют создатели платформы, и уже они заключают договоры субаренды с галереями. Когда я спросила у Зиновской, надолго ли они здесь, она весело ответила – надеюсь, навсегда, но пока на 11 месяцев. В силу налоговых тонкостей арендные договоры чаще всего на этот срок и заключаются. Ротация, таким образом, необременительна и неизбежна, она может случиться по желанию любой из сторон. О каком-то уверенном существовании можно будет говорить года через два, предполагают бизнес-партнеры, а пока нужно очень много работать.

И выставочный план готов уже надолго вперёд.

Создателей Cube подстерегают не только сугубо профессиональные сложности. На днях в Госдуме на обсуждении проекта нового закона о культуре много говорилось о культуре «как общественном явлении, позволяющем передавать новым поколениям присущие российской цивилизации систему ценностей, понятия о морали и нравственности». Создатели Cube уверяют, что они свободны в своём выборе и никаких идеологических ограничений и указаний не получают. Но мы хорошо знаем, как быстро и непредсказуемо всё может измениться. Так что от всей души пожелаем Cube избежать участи pop-up-проекта, внезапно всплывшего на необычной площадке и так же внезапно растворившегося в пространстве. 

 

CUBE Moscow. Москва, ул. Тверская, 3, здание The Ritz-Carlton Moscow, -2 этаж