«Вагончик-мастерская» Андриса Эглитиса на стенде pop/off/art. Фото: Alex Shlyk

Кто представляет латвийских художников на Art Brussels 2019? 0

27/04/2019
Arterritory.com

В конце этой недели в Брюсселе проходит 37-я ярмарка современного искусства Art Brussels, событие, апеллирующее именно к искусству сегодняшнего дня и его творцам. «90% художников, представленных здесь, – это ныне живущие, здравствующие авторы, а треть из них – моложе 40», – сказала на пресс-конференции директор ярмарки Анн Виерстратэ. Всего здесь участвуют 148 галерей из 32 стран, представляющие около 800 художников. Больше всего, конечно, бельгийских галерей (их в этот раз 44), за ними следуют французы (21), а потом англичане (14). В этом выпуске не участвует ни одна галерея из Латвии, но латвийские художники здесь представлены – работы Андриса Эглитиса в престижной секции Prime выставляет московская галерея pop/off/art (это и крупноформатная живопись, и вагончик-инсталляция, представляющая собой мастерскую художника), а молодая роттердамская галерея CINNAMON в секции Invited представляет несколько вещей окончившего гентский HISK художника поколения тридцатилетних – Индрикиса Гелзиса.

Arterritory решил расспросить галеристов, почему они предпочли сделать ставку на этих авторов и как они расценивают то, что делают эти латвийские художники. Первым мы поговорили с Сергеем Поповым, владельцем pop/off/art, который рассказал, что участвует в ярмарке во второй раз – год назад он представлял групповой стенд, но в этом году организаторы Art Brussels предложили ему показать «что-то более экспериментальное и сольное», и его выбор пал на лауреата Приза Пурвитиса и художника, в 2015 году представлявшего Латвию в Венеции, – Андриса Эглитиса.


Сергей Попов у работ Андриса Эглитиса. Фото: Сергей Тимофеев

Как вы стали работать с Андрисом, почему привезли в Брюссель именно его работы? 

Мы работаем с Андрисом уже давно, у нас прошла его сольная выставка в 2016 году, и мы планируем новую – в начале следующего года. Мы считаемся галереей, которая концентрируется на постсоветской территории, в том числе на странах Балтии. Вообще, обратить внимание на работы Андриса нам посоветовал один российский коллекционер, который уже какое-то время живёт в Риге. Новым толчком для нашего взаимодействия стали работы Андриса, которые мы увидели на Рижской биеннале. Мы предложили ему показать их на нашем стенде в Брюсселе, но Андрис сказал, что это скучно – просто показывать эту живопись, – и придумал гениальную конструкцию с инсталляцией, которая воспроизводит его мастерскую. И мы слышали об этой инсталляции самые лестные отзывы. Кажется, ему удалось ухватить новый фокус этого ассамбляжа – это непохоже на Кабакова, непохоже на Ай Вэйвэя, непохоже на европейских художников, которые сейчас работают с такими пространствами и инсталляциями. Получился как будто довольно игровой формат, но в то же время очень серьёзный – потому что тема мастерской связана с самим процессом его работы, а Андрис – очень процессуальный художник. А живописные работы – из серии Reflections (the Illuminated and the Enlightened) – продолжение вектора, заданного на RIBOCA.


Фрагмент экспозиции Андриса Эглитиса на стенде pop/off/art. Фото: Alex Shlyk

Интерес к его работам связан с концептуальным направлением галереи?

Да, нас очень интересует, когда художники переходят от одного медиа к другому и в разных медиа отражается сам этот процесс «миграции». Андрис – очень многообразный художник в плане медиа. При этом скульптура у него может быть крошечная, а живопись гигантская – как будто сбивается формат. Он часто включает в свои выставки работы с переключением от реального к абстрактному и наоборот. И вторая близкая нам тема – это направление сегодняшнего осмысления природы, в котором человек неотделим от неё. Философский сбой между вещью и её изображением, производство художественной работы как материального объекта – кажется, Андрис обыгрывает это просто блистательно. И он мне кажется одним из самых интересных художников, которые работает с такими вещами, – из всех, кого я видел.

Мы не воспринимаем его как художника «из маленькой страны на окраине Европы». Скорее вот этот постсоветский сбой, который возник в частности и в Латвии, оказался очень интересной складкой для переосмысления вообще мировых процессов. Из-за того, что мы все повисли между этим коммунистическим устремлением и сегодняшней капиталистической реальностью. Из этой позиции очень интересно переосмысливать новую экологическую повестку, новые технологии производства… все эти темы. 

Андрис – очень крутой художник. Конечно, мы видим его огромную недооценённость, и уже с этой недооценённостью мы, галерея, работаем как с value. Это не только его проблема, это то, с чем сталкиваются и другие наши авторы из постсоветского пространства. Надеемся, всем вместе нам удастся это изменить…


Внутри «вагончика-мастерской» Андриса Эглитиса на стенде pop/off/art. Фото: Alex Shlyk

От центрального раздела Prime и Сергея Попова мы двигаемся всё дальше вглубь Art Brussels. На арт-ярмарках всегда стараются представить новых, молодых авторов, новое поколение. Здесь этому посвящён раздел Invited, где представлены галереи, которые никогда раньше на этой ярмарке не выставлялись. Роттердамская галерея CINNAMON на своём стенде, который она поделила с британской Division of Labour, выставила несколько новых работ Индрикиса Гелзиса, художника, который вписан не только в латвийскую, но и в бельгийскую арт-сцену и живёт между Антверпеном и Ригой. Её владелец Питер Доббелстейн (Pieter Dobbelsteen) уже какое-то время работает с Индрикисом.


Питер Доббелстейн на фоне работ Индрикиса Гелзиса. Фото: Сергей Тимофеев

Чувствуете ли вы в работах Индрикиса какой-то латвийский бэкграунд? 

Может быть… Для меня, наверное, яснее связь с советской темой и переосмыслением конструктивизма.

А как вы начали сотрудничать? Вы встретились, когда он учился в HISK? 

Нет, уже после этого. Три года назад он выставлялся в Брюсселе в групповой экспозиции Compositions, и тогда я обратил на него внимание. Через какое-то время у него был сольный проект в одном artist-run-space в Антверпене. Мне он понравился, и я предложил сделать у себя его выставку, так мы и начали работать вместе. Многие воспринимают работы Индрикиса как нечто чисто абстрактное, но вся динамика образов здесь основана на человеческой фигуре. Движения и позы тела – вот база его работ.


Фрагмент экспозиции Индрикиса Гелзиса в роттердамской галерее CINNAMON. Выставка проходит с 23 марта до 4 мая

Как реагирует публика? 

Довольно хорошо. Индрикис немало выставлялся в Бельгии, его здесь знают, и многие отмечают явную эволюцию его работ. Это хороший комплимент.

А как его здесь воспринимают – как бельгийского художника или как латвийского? 

Наверное, и так, и так. Он латвийский художник, но из-за того, что он учился в Бельгии и живёт здесь, он вполне активный и заметный участник и бельгийского арт-мира. И это логично.