Пробка декоративная «Ротозей». Россия, вторая половина XIX в. Бисквит, тонировка, роспись

Космодром в табакерке 0

08/07/2019
Arterritory.com

С 12 июля до 25 августа в Музее Москвы можно будет посмотреть выставку «Косморама XVIII». Мы взяли экспресс-интервью у её куратора, искусствоведа Сергея Хачатурова

Сергей Хачатуров открывает уже пятый придуманный им в рамках идеи «Готика Просвещения» проект. Все они так или иначе посвящены переосмыслению теневых, неявных сторон давнего прошлого, увиденных через оптику современного искусства. Вот и выставка «Косморама XVIII» – это особая механика зрения на историю, разработанная куратором Сергеем Хачатуровым вместе со сценографом Степаном Лукьяновым и целым рядом актуальных российских художников и перформеров. Это оптическая иллюзия и машина времени, которая переносит зрителей в прошлое с чудесной помощью артефактов из фондов Музея Москвы, многие из которых выставляются впервые.

Процитируем кураторское «предисловие» к проекту: «Выставка „Косморама XVIII” предлагает посмотреть на историческую Москву в перспективе коридоров времени. Завершаются эти коридоры силуэтами двух знаменитых москвичей эпохи Просвещения и романтизма. Один из них – генерал-губернатор Москвы екатерининского царствования Михаил Никитич Волконский. Другой – писатель, философ, учёный филантроп пушкинской эпохи Владимир Фёдорович Одоевский. Экспозиция инсталлирована как гигантская камера-обскура, волшебный фонарь, или косморама с тремя коридорами. Сценарий выставки включает три части – зала. Все три части предлагают какую-либо специальную оптику на историческое время».

Художник Владимир Карташов в одном из них реконструирует площадь Москвы 1770-х в духе стилистики потешных райков площадей старых городов. Егор Кошелев, Леонид Цхэ и Филипп Шейн в другом представят утопические проекты Москвы XVIII столетия, чей внешний вид и устройство вдохновлены мыслями князя Одоевского, названного современниками «русским Фаустом». А Степан Лукьянов и арт-группа «Север 7» в третьем зале реконструируют кабинет писателя, полный необычных документов, оптических механизмов и предметов XVIII – первой половины XIX века. На сцене видеотеатра, созданного артистами Гоголь-центра, Июльансамбля и Мастерской Брусникина, зрители увидят самого Одоевского и его героев. Посетители выставки получат шанс понять, насколько мир Одоевского близок виртуальной реальности и эмоциям современных миллениалов.


Владимир Карташов. Шутейное представление райка, или Косморамы в эпоху Екатерины II и Волконского. Эскиз к выставке

Почему для вас важно понятие «Косморама», ставшее заглавием выставки? Насколько оно актуально и как воспринимается в наше время?

В древности «косморамами» называли визуальный аттракцион, предполагавший глядение сквозь стекло на панорамные картины. Вследствие эффекта «зума» создавалось ощущение, что ты внутри кинофильма с интересными историями или пейзажами. Один из двух главных героев нашей выставки, князь Владимир Одоевский, в 1830-е годы написал роман «Косморама», где всматривание в ящичек с объёмными картинками обернулось для героя проклятием. Дар прозрения обернулся мукой наблюдать трагическую логику казалось бы случайных событий.

На самом деле эта драматическая суть новой оптической игрушки очень интересно рифмуется с темой обретения новой позиции наблюдателя в эпоху модернизации (от конца XVIII столетия до сегодняшнего дня). Эту позицию точно сформулировал в своей книге «Техника наблюдателя» Джонатан Крэри. В классическую эпоху глаз был властелином, имел созидающую роль в конструировании картины мира (прямая перспектива Ренессанса, идеи Леонардо да Винчи…). В эпоху модернизации глаз постепенно порабощается машинерией зрелища. Эта механика идёт рука об руку с расчеловечиванием субъекта наблюдения. Со свойственной ему гениальной прозорливостью Одоевский рассказал об этом проклятии «расчеловечивания» применительно к космораме, использовав философскую метафору «безжалостного зрения».

Мне важно понять ситуацию пограничья. Когда классическая культура стала обещать все идеи модернизации, когда мы можем говорить о прозрении образа современности, о складе мышления миллениалов XXI века? Оптические игрушки романтизма не только печаль, но и радость узнавания себя в объёмной исторической перспективе, 3D-зеркале. Ведь то, что отстоит от нас на исторической дистанции, способно дать шанс понять себя лучше и точнее, нежели из бесформенного сегодня, где перспектива самопознания не выстроена и блокирована разными актуальными конъюнктурными причинами.

Как современный зритель воспринимает героев XVIII–XIX веков? Насколько их необходимо «осовременить», чтобы они стали нам понятны и интересны?

Мне интересна обратная, зеркальная реконструкция. Не только нарядить модных хипстеров в гардероб галантного века, чтобы уйти в какой-то кукольный мир. Но и сделать обратный жест: понять, чем люди Века Просвещения и романтизма близки нам, как помогают понять наши комплексы, фобии, проблемы, надежды, радости. Пророк князь Одоевский в этом плане идеальный собеседник. В жанре светской беседы, интригующего рассказа, страшной сказки он легко и без старомодной дидактики поднимает такие вопросы цивилизации, самопознания сегодняшнего человека, которые даже современным психологам и философам не подвластны. К тому же он влёгкую, будто бы играючи сформулировал невероятное количество изобретений сегодняшнего дня (технических, в области науки и искусства музыки, например). Одоевский идеальный герой метамодернистской эпохи, в которой всё вроде бы с иронией и без пафоса, однако качели знаний и состояний помогают обрести ценностный, сущностный каркас, конструкцию Личности. Эпоха постмодерна с её элитарным клубом высокомерного цинизма кончилась! Одоевский все беды этой «приятной» эпохи с раскованной игрой в слова-цитаты, с этической горизонталью сформулировал идеально. Все его пророчества сбылись сегодня, в путинской России (см. новеллу «Город без имени», например).

Конструкция нашей выставки строится по принципу бинарных оппозиций. Человек Дела и Человек Слова. Генерал-губернатор екатерининской Москвы Михаил Волконский и философ-шеллингианец, мистик, учёный-изобретатель, блестящий литератор Владимир Одоевский. Их личности, биографии – это два полюса, между которыми создаётся напряжённое пространство визуального общения. В щелях, прорезях и окулярах диорам, косморам, перспектив артефакты старины выстраивают и наш мир тоже. То есть Волконский помогает благоустроить мир сайта молодых художников TZVETNIK, а Одоевский как соавтор новых фильмов сидит в зале открывающегося параллельно нашей выставке Московского международного фестиваля экспериментального кино.


Егор Кошелев. Портрет Одоевского. Холст, масло. 2019

По какому принципу вы отбирали современных художников, участвующих в проекте? С Леонидом Цхэ и некоторыми другими участниками вы уже участвовали в своих предыдущих кураторских проектах. В этот раз к ним присоединились и участники арт-группы «Север-7». Кто следующий?

Интересно, что в нашей команде собрались в основном те (будь то музыканты – Дмитрий Курляндский, Пётр Айду, писатели – Андрей Родионов, артисты – Артём Дубра, Ольга Добрина, Пётр Скворцов, художники – Степан Лукьянов, Леонид Цхэ, Егор Кошелев, Владимир Карташов…), кого можно назвать идеальными конструкторами сегодняшнего мира. Они изумительно чувствуют всю традицию, археологию культуры, но не становятся стилизаторами, архивариусами. Прорываются к метасборке текстов и эмоций нового времени, которые крайне важны для миропонимания нового человека в его обязательном, а не развлекательном (!) диалоге с историей по последним вопросам…


Неизвестный художник первой половины XIX века. Портрет неизвестной дамы в голубом платье с кружевным воротником и в красной шляпе

Если провести некую воображаемую линию, в которую укладываются ваши проекты, какое место в них занимает «Косморама XVIII»? Что она добавляет к уже осуществлённым проектам?

В качестве научного сотрудника Института искусствознания я работаю над книгой «Изнанка изображения». Это серия очерков на тему трансформации структурного образа произведения искусства Нового времени в отношений понятий «актуальное» и «виртуальное»… Проще говоря, меня интересуют те периоды, люди, топосы в истории культуры, которые были в тени, воспринимались как реверс мейнстрима, однако подготовили переворот в сознании и сформировали современного человека. Таков «готический вкус» в отношении к неоклассицизму и Просвещению, таков автодидакт в отношении к профессионалу, такова Москва в отношении к Санкт-Петербургу, таков Одоевский в отношении к Пушкину… На эти темы, начиная с трилогии о «готическом вкусе» в фонде InArtibus, Музее архитектуры Москвы и ГМЗ Царицыно, я режиссирую проекты…


Афиша видеоперформанса «Кабинет Одоевского»

Близок ли вам самому ретрофутуризм и может ли он помочь нам ответить на нынешние «горящие» вопросы?

В силу всего вышесказанного ретрофутуризм мне действительно близок. И он призван отвечать на «горящие» вопросы!