Klosterruine Ausstellung Playground. Фото: Марселина Велмер

Философская игровая площадка для взрослых в Берлине 0

Андрис Эглитис, Катрина Нейбурга и Янис Новикс. Playground – for Accepting Your Mortality. До 31 октября

14/10/2019
Arterritory.com

Ещё до 31 октября в самом центре Берлина, неподалеку от Александерплац, на развалинах бывшего францисканского монастыря – Klosterruine – можно посмотреть экспозицию латвийских художников Катрины Нейбурги и Андриса Эглитиса Playground – for Accepting Your Mortality («Игровая площадка для принятия своей смертности»), которая создана в сотрудничестве с Янисом Новиксом. «Начав работать над проектом, мы поняли, что Янис Новикс, участвовавший в технической реализации всех наших совместных с Катриной выставок, на этот раз должен быть привлечён как соавтор. В этот раз мы все трое перебрасывались идеями», – рассказывает Эглитис. Проект, кураторы которого – Солвей Хелвег Овесен (помогавшая Катерине Грегос работать над первым выпуском Рижской биеннале современного искусства) и Уте Миллер Тишлер, – был открыт в конце мая; в течение всего лета романтическое мистическое место вблизи высоток нового Берлина ежедневно посещало около 200 человек. На самом деле понятие «выставка» в этот раз не самое точное обозначение для совместного проекта – этого гибрида, где существенна каждая составная часть: три скульптуры из торфа, которые потихоньку распадаются; звук, который течёт «непонятно откуда»; растения, которые медленно и постепенно покрывают территорию; капсулы beauty-sleep, расположенные рядом с замурованными саркофагами. 

Равноправной составной частью стала здесь также специальная программа мероприятий – по вечерам эта инсталляция среды превращается в своеобразную сцену, где проходят танцевальные перформансы и музыкальные события, собирая до 1000 зрителей за вечер. И всё же – это не просто «тусовка» в центре Берлина. Катрина Нейбурга, Андрис Эглитис и Янис Новикс создали алхимический сад и скульптурную игровую площадку для взрослых всех возрастов, где можно было наслаждаться летом, тёплой осенью и жизнью, в то же время не теряя из виду всё время присутствующее на фоне напоминание о том, что все мы смертны. 11 сентября издание Der Tagesspiegel писало: «Эта игровая площадка, созданная Катриной Нейбургой и Андрисом Эглитисом, где в центре внимания – напоминание о нашей смертности, стала органической частью древних руин. Говорят, что в XVI веке здесь выращивали тропические лечебные растения. Теперь здесь, на солнце, медленно высыхают торфяные скульптуры и разрастаются папоротники, в то время как из скрытых динамиков, словно из другого мира, доносится шёпот. Представь себе, что находишься у моря. Встань. Вдохни».


Klosterruine Ausstellung Playground. Фото: Марселина Велмер

Playground – for Accepting Your Mortality – это история о человеческой смертности, о вечности, о желании оставаться всегда молодыми – о вневременных темах, которые нас занимают постоянно, и в то же время они настолько объёмны, что говорить о них вслух – это уже своего рода смелость. Как вы пришли к идее этой работы?

Андрис Эглитис: Когда нас пригласили создать работу в пространстве Klosterruine, мы отправились в исследовательскую поездку, чтобы узнать больше о роли этого места в истории Берлина, и тогда открыли для себя ключевые слова: францисканский монастырь, алхимия… Позже Катрина, читая книгу «История бессмертия» Дага Эйстейна, наткнулась на мысль о том, что популярность христианства основывалась на том, что оно пообещало бессмертие и «простым» людям.

Катрина Нейбурга: До этого бессмертие было приоритетом только богов, избранной знати и фараонов. Для человечества всегда была актуальна идея сохранения вечной молодости. Алхимия всё время стремилась изобрести такой эликсир. Сегодня культ юности превратился в истинное безумие, используется всё возможное – операции, инъекции, самые разные аппараты; люди стали по-настоящему одержимы йогой, медитацией, бегом, фитнесом. Игровую площадку как возможный формат для произведения искусства мы обсуждали уже несколько раз. Всё это идеально сходилось. В результате появился сад в форме лабиринта, созданный из папоротников, одного из древнейших видов растений нашей планеты, украшенный торфяными скульптурами, которые под летним солнцем высыхают и медленно распадаются, заставляя думать о временной природе всего сущего.

Важным элементом стали капсулы beauty-sleep, которые вступают в интересный диалог с соседними встроенными саркофагами. Тут возникают и ассоциации со стеклянным гробом Белоснежки, капсулой для ухода за красотой или… мясной витриной. Улёгшись в них, можно насладиться одиночеством, тишиной или послушать перестук дождя по позолоченному стеклу. В центре игровой площадки расположена замедленная карусель, которая, вращаясь вокруг своей оси, в течение пяти минут делает круг в 360 градусов. Сидя на ней и незаметно вращаясь, посетитель втягивается в это медитативное ощущение, когда его взгляд очень медленно, но постоянно меняет своё направление. В результате и сам посетитель превращается в образ. В алтаре бывшего монастырского храма размещены возвышения, стоя на которых, можно предаваться медитации – оказаться здесь и сейчас.


Klosterruine Ausstellung Playground
. Фото: Марселина Велмер

Какова роль каждой из торфяных скульптур в этом сюжете?

К.Н. & A.Э.: Скульптуры появились как поэтические образы. «Пудель» воплощает результат человеческих перверсивных экспериментов – созданное в результате селекций существо. Там есть ещё два объекта – «Стволы человеческих ног в современных ботах», которые ассоциативно наводят на мысль, что остальная часть тела высыпалась через сетку безопасности, в которой посетитель может прилечь и отдохнуть. И последняя скульптура – «Объятия» – символизирует момент близости двух людей здесь и сейчас.


Скульптура «Объятие». Klosterruine Ausstellung Playground. Фото: Раис Галофре

Это не первый раз, когда вы создаёте процессуальное произведение искусства, которое не только включает в себя объекты, но где важным компонентом становятся также параллельные мероприятия и сами посетители выставки – всё, что происходит в то время, пока экспозиция «работает». Можно ли сказать, что в каком-то смысле эта выставка находится на границе с перформансом или, может быть, даже театром?

К.Н. & A.Э.: Когда мы придумывали свою игровую площадку, было ясно, что это идеальное место для постановок, лекций, перформансов, танца и других мероприятий. Это сценография, в которой могут раскрываться новые идейные горизонты, когда её используют по-разному. Была разработана целая программа перформансов на протяжении всего лета, которая в среднем собирала по 1000 посетителей за один вечер. Благодаря широкой программе мероприятий и для нас самих эта экспозиция ожила. В свою очередь, посетители здесь сами становятся своего рода скульптурами.

Эта экспозиция расположилась в развалинах бывшего монастыря. Прошлым летом на Рижской биеннале современного искусства на территории заброшенного завода вы создали свой Brick bar. В обоих случаях это полузабытые, потерявшие свою функцию места – это случайно или тут есть какая-то закономерность?

К.Н. & A.Э.:
Уте Миллер Тишлер, одна из кураторов проекта, посетила RIBOCA – она побывала в Brick-баре, да и наша работа «Гнездо» произвела на неё впечатление. Поэтому нас и пригласили реализовать проект в пространстве Klosterruine, но каких-то более глубоких закономерностей здесь искать не стоит