Фото: Элина Ие

Cologne Fine Art & Design 2019 0

Репортаж с ярмарки искусства, антиквариата и дизайна в Кёльне

27/11/2019
Элина Ие

С 21 по 24 ноября в Кёльне прошла международная ярмарка искусства, антиквариата и дизайна Cologne Fine Art & Design, которая в этом году торжественно отметила свой 50-летний юбилей. Примечательно, что в годовщину юбилея открыта новая страница в полной реформ и нововведений истории ярмарки. Ведь этот и следующие два года пост директора Cologne Fine Art & Design будет занимать такой опытный и известный профессионал, как директор ярмарки современного искусства Art Cologne Даниэль Хаг, который подтвердил свою способность вернуть Кёльну утраченный в своё время статус европейской художественной метрополии. Похоже, он сможет привести к успеху и довольно неспешный рынок антикварных предметов в Германии.

Первая очевидная инновация – это новое название ярмарки: Cologne Fine Art & Design (ранее Cologne Fine Art). Таким образом, можно сделать вывод, что в дальнейшем более чёткий акцент будет ставиться и на лучшие образцы дизайна ХХ века. В беседе с Arterritory Хаг так прокомментировал мотивацию перемен: «Если взглянуть на историю этой ярмарки, мы увидим, что здесь всегда была представлена стильная мебель и дизайн. Поэтому включение в название понятия дизайна я не считаю радикальным шагом. В Cologne Fine Art всегда принимало участие и определённое число современных художественных галерей. Так почему бы не предоставить место тем, кто специализируется на дизайне мебели середины ХХ века и 1980-х годов? Именно этот период в дизайне стал актуальным для коллекционеров нового поколения».

В фокусе мирового дизайна в этом году был сотый юбилей Баухауса. Программа тематической выставки, подготовленная берлинскими галеристами, не только суммировала функциональную эстетику и величайшие достижения Баухауса, но и пролила свет на мотивации, подход и решения школы, а также обратила внимание на движение Баухауса в контексте сегодняшнего дня – как подчеркивая его актуальность, так и открывая его как источник вдохновения для современного прикладного искусства. В главном разделе ярмарки приняли участие 70 ведущих галерей антиквариата из Германии, Бельгии, Нидерландов и Швейцарии, а также немецкие галереи, работающие в сфере современного искусства.


Рупрехт Гейгер. Экспозция Uekermann Kunsthandel (Берлин)

Особо стоит отметить работу ярмарки в поле социальных медиа, которые в современном мире являются одним из наиболее важных инструментов маркетинга. Как до мероприятия, так и в то время него фейсбук- и инстаграм-страницы Cologne Fine Art & Design вели активную коммуникацию с аудиторией, позволяя взглянуть на закулисье мероприятия и выделяя интересные истории о целом ряде необычных объектов. В случае поколения, для которого интернет вроде пуповины, связывающей его с миром, именно социальные медиа, возможно, сломали устоявшиеся стереотипы о том, что торговцы антикварными предметами обитают в тёмных, мистических кабинетах, где, стоит закрыть дверь, как современный мир отступает и можно оказаться в Зазеркалье.

В отличие от происходящего на ярмарках современного и актуального искусства, где предложение формируется спросом на уже устоявшиеся имена, на Cologne Fine Art & Design в центре внимания – работа рук анонимных мастеров из разных эпох и точек мира. Освещение стендов выставлено таким образом, чтобы подчеркнуть не только нюансы и детали объектов и художественных произведений, но и оставленные зубами времени знаки, которые делают их такими особыми и неповторимыми. Важно, что почти всё можно не только осмотреть, но и взять в руки и лично проверить, насколько верны слова Вальтера Беньямина об утрате ауры искусства.

В Италии есть чудесная традиция в последний вечер старого года выбрасывать всё старое, таким образом освобождая место новому. Конечно, в коллекционировании искусства и антиквариата царят прямо противоположные тенденции – чем большее количество лет прошло с момента создания, тем ценнее предмет. Торговцы на ярмарке говорят, что «антикварная» вещь должна обладать возрастом по меньшей мере в 100 лет, а «винтаж» начинается уже с 25. Однако возраст на рынке антиквариата не всё же не всегда является основополагающим критерием цены. Иногда даже немного абсурдно, что сумка дома моды Chanel стоит столько же, сколько созданная до начала нашей эры скульптура. Согласно представленной директором Даниэлом Хагом информации «официально» наиболее дорогостоящая продажа в Кёльне выпала на долю Galerie Française (Мюнхен) – картина маслом Эмиля Нолде «Тюльпаны» ушла за 980 000 евро.

На стенде галереи торговца антикварными предметами и примитивным искусством Мартина Дустара (Брюссель) был выставлен самый древний предмет на этой ярмарке, прекрасно сохранившееся свидетельство цивилизации долины Инда, – найденный на территории современного Пакистана глиняный горшок с изображением стилизованного животного, цена которого составила 7500 евро. Дустар признал, что поле современного искусства находится вне его компетенции, но подчеркнул, что в нём нередко важен имен критерий статусности, который подтверждает покупка, а рынок антикварного искусства и антиквариата, по его мнению, отличается тем, что именно страсть к коллекционированию и энциклопедические знания о специфике соответствующего объекта, художественной работе или стиле мебели являются истинным двигателем их приобретения.


Сумочка Chanel


Эмиль Нолде. Тюльпаны. 1908. Galerie Française (Мюнхен)


Глиняный горшок из долины Инда со стилизованным изображением животного. Стенд галереи Мартина Дустара (Брюссель)

Посетители, с которыми удалось поговорить, в один голос утверждали, что ярмарки в Кёльне проходят в более интимной атмосфере, чем ярмарки прикладного искусства в Маастрихте. «Небольшая, но такая приятная художественная ярмарка!» Количество предложений не утомляет, а качество радует. В этом году было заметно, что выставлено больше живописи, меньше ювелирных изделий, а ещё в предложении не хватало восточных ковров…

Мой личный фаворит на ярмарке – эклектично оборудованный стенд Herwig Simons Antiquair (Брюссель), который заселили деревянные манекены (Dutch Dolls). Пройтись по двойной спиральной лестнице XIX века без центральной стойки, созданной по эскизу да Винчи, было настоящим и эмоциональным, и интеллектуальным приключением. А здесь выставлена её модель.


Стенд Herwig Simons Antiquair (Брюссель)

Желание человека сохранять и коллекционировать, создавая вокруг себя личный космос, кажется, не исчезнет никогда, поэтому остаётся только игнорировать спекуляции о приближении апокалипсиса на рынке древностей. Посещаемость Cologne Fine Art & Design служит отличным аргументом для скептиков этого сегмента рынка, которые утверждают, что специализированные галереи должны серьёзно пересмотреть свою бизнес-модель и перебраться в интернет – в чащу платформ продаж.

Директор ярмарки Даниэль Хаг согласен с тем, что вкусы покупателей меняются и на рынке древностей, что-то выходит из «моды», а что-то циклически возвращается. Спрос на фотографии на рынке сейчас не очень высокий, но, как подчеркнул Хаг, именно сейчас самое лучшее время, когда за небольшие суммы можно купить отличные фотографии. Да и музеи и другие институции по-прежнему заинтересованы в закупке вещей с историческим значением.


Даниэль Хаг

Может возникнуть вопрос, почему в ярмарке антиквариата участвуют и галереи современного искусства с совершенно новыми произведениями искусства? Даниэль Хаг отвечает на это так: «В ДНК ярмарки заложено отражение искусства и ремесла в рамках многих столетий по всему миру. Дизайн выставки создан таким образом, чтобы создать ощущение контекстных отношений объектов. Например, следы азиатского или африканского искусства в западном искусстве в разные периоды времени. В парадигме западного мира под “современным искусством” мы понимаем работы, созданные после 1980 года. Напротив, в Азии (я узнал об этом только недавно) рамка современного искусства более широка. Это работы, созданные с самого начала ХХ века. Из опыта этой ярмарки я многому научился. В моём представлении это событие не имеет чётких жанровых границ. В то время, когда существовали гильдии ремесленников, визуальное искусство ещё не было отделено, и все работы, сделанные руками, проходили под понятием “искусство”, бóльшую ценность представлял собой стеклянный витраж, а не изображение на холсте. Витраж визуально был более эффектным. В тёмные средние века именно прикладное искусство было, так сказать, high-end, а вовсе не изобразительное искусство.

Уже долгое время моя семья пользуется серебряными столовыми приборами XIX века. Моя первая покупка в этой сфере, конечно, оказалась не очень высокой по качеству. Я потратил время на изучение серебра и начал понимать, что означает каждая проба и сплав. Следующий комплект столовых приборов уже был лучшего качества – неполный комплект, но с красивым орнаментом в духе бидермейера. Вернее не то чтобы неполный, скорее дополненный. Судя по разным пробам, в этот комплект впоследствии были добавлены вещицы с такой же узором – только из комплекта более поздней серии. В результате старые ложки были несколько больше, чем образцы добавившейся серии. Видимо, ножи и вилки были собраны от разных владельцев, о которых свидетельствовали выгравированные инициалы. Этот комплект был свидетелем многих торжественных моментов. В 1860-е годы обычный комплект столовых приборов состоял из трёх инструментов – ножа, вилки и ложки, это было всё, что необходимо, но в конце столетия в “улучшенной серии” к ним присоединились десертная ложка, десертная вилка, компотная ложка, чайная ложка, вилка для омара и многое другое. Вы знали, что в начале XIX века было модно путешествовать с личными столовыми принадлежностями? У крестьянина это была деревянная ложка. А классом выше считались принадлежности в кожаном футляре. Это делалось из соображений гигиены. Серебро ведь лучше уничтожает бактерии, чем нержавеющая сталь и другие материалы. А ещё раньше был нож, на который можно было просто наткнуть то, что вы собирались съесть…» (Смеётся.)


Мартин Дустр, Элина Ие


Экспозиция галереи Brenske (Мюнхен)


Хесус Рафаэль Сото


Пьеро Форназетти, Джо Понти


Стенд Dierking Galerie Am Paradeplatz (Цюрих)


Мапкус Луперт. Daphne. 2003. Стенд Osper Kunsthandlung


Ман Рэй на стенде галереи VIVID (Роттердам)