Кадр из фильма «Осколки»

Алиса Хазанова: «Женщины везде бывают разными» 0

Российская актриса дебютирует как режиссёр, снимая фильм в нью-йоркском отеле

 18/09/2017
Анжелика Артюх

Красавица и умница Алиса Хазанова – одна из самых тонких и востребованных актрис российского авторского кино. Она сумела сняться у доброй половины режиссёров так называемой российской «новой волны», которая также известна как волна «новых тихих». Всероссийско известной её сделал рейтинговый сериал Первого канала «Краткий курс счастливой жизни», но Алиса – слишком серьёзный, изысканный и глубокий человек, чтобы активно рваться в сериальную продукцию. Её новое творческое достижение – режиссёрский англоязычный дебют «Осколки», который только в сентябре был представлен и в «Новой Голландии» в Петербурге. Фильм рассказывает о женщине средних лет, находящейся в кризисных отношениях со своим мужем-бизнесменом, глубоко это переживающей, но одновременно вступающей в странные отношения с незнакомцем. Снятые в нью-йоркском отеле «Осколки» отличаются изумительной операторской работой, которая делает атмосферу картины меланхоличной, печальной и в чём-то таинственной. Алиса Хазанова, сыгравшая в картине главную роль, приехала её представить из Москвы в Петербург, где и произошёл этот разговор.


Алиса Хазанова, Крис Битем на съёмках фильма «Осколки».  Фото: © Тимофей Колесников

Вы замечательная актриса, которая происходит из очень известной творческой семьи. Ваш отец – потрясающий эстрадный артист Геннадий Хазанов. Чему вы у него научились применительно к вашей актерской профессии?

 Трудолюбию прежде всего. И отношению к профессии. Знанию того, что это большой труд и он требует в какие-то моменты полного погружения.

Вы начинали как балерина, учились у Марты Грэм, 8 лет танцевали в Большом театре, а потом после травмы вынуждены были оставить балет. Как вы сейчас вспоминаете эти годы своей жизни? Насколько этот опыт вам помогает в нынешней творческой работе?

Когда я занималась балетом, я никакой другой жизни для себя не представляла. Для меня балет был самой жизнью. Но в какой-то момент это изменилось, чему я на самом деле очень рада, потому что я люблю нынешнюю свою профессию. Но балет стал очень полезным опытом и периодом в моей жизни. Он научил меня терпению. Иногда это, конечно, даже слишком присутствует. К тому же все балетные довольно дисциплинированные и пунктуальные. И это очень полезные качества. Кроме того, поскольку я работала в Большом театре, я очень хорошо себе представляю, что такое работать в государственном репертуарном театре. И я рада, что этот период в моей жизни закончился. Я сейчас фрилансер, что имеет свои плюсы и минусы.


Кадр из фильма «Осколки» 

Как вы оцениваете свой довольно продолжительный путь как киноактрисы? Какие роли вы для себя выделяете? С кем вам особенно было интересно работать?

Как вы уже сами заметили, я довольно избирательно отношусь к выбору ролей. У меня есть критерии отбора. Для меня очень важны сценарий и личность режиссёра. Я очень благодарна Николаю Хомерики за то, что начала именно с него. Он был моим первым проводником в кино. И его система координат авторского кино была для меня очень важной школой. Он научил меня понимать, что такое киноязык. Работа с Валерией Гай Германикой также была очень важной. Она режиссёр со своим видением. Ещё Павел Руминов и Борис Хлебников. Мне повезло.

Вас прославил на всю Россию «Краткий курс счастливой жизни» Германики. Что вы можете сказать о том образе, который вы сыграли, и как вам работалось с Валерией Гай Германикой?

Первый канал всех прославляет. С Германикой очень интересно работать. У неё чёткое понимание режиссёрских задач. Когда она делает замечание, то делает это очень лаконично, интуитивно чётко. И так же она чувствует жизнь либо её отсутствие в кадре. Вообще она ученица замечательной Марины Разбежкиной, и школа Разбежкиной видна в её кино. Что касается роли, то актёрская профессия подразумевает, что ты должен понять логику своего героя. Мне нравилась героиня, которую я играла. Фильм получился смешной, и работа была интересная. Мы снимали почти полгода. Это был самый продолжительный период съёмок в моей жизни. Что касается того, что это изменило в моей жизни… В принципе, ничего не изменило, кроме того, что когда фильм показывают по телевизору, меня узнают на улицах. Телевидение есть телевидение. Это такой фильтр. Когда ты появляешься в телевизоре, ты становишься очень популярным. Когда нет – ты не медийный.

Женщины приходят в режиссуру сложными путями. Как вы пришли к фильму «Осколки»?

Я бы здесь вообще не делала разделения по гендерному принципу, поскольку эта профессия не для людей, которые хотят лёгких путей. Что касается авторского кино, то это всегда сложнее. Я уже говорила где-то об этом, что в принципе я не лелеяла такой мечты, но это произошло как-то постепенно. Видимо, это было желание рассказывать людям историю и иметь больше над ней контроля и ответственности за результат.

Насколько вам было сложно себя режиссировать?

Не сложно вообще. Себя не режиссируешь, а просто находишься внутри процесса. Знаешь, что делать. Себя режиссировать не надо, главное быть метрономом и помогать другим людям поймать правильный темпоритм. В кино многое зависит от музыкального темпа.

Вы себе нравитесь на экране?

Первый момент, когда мы начали монтировать, у меня было раздражение. Я думала, как бы эту женщину убрать с экрана. Но очень быстро наступает момент, когда ты абстрагируешься от того, что ты – это ты.

Ваш фильм о распаде брака и о женской, равно как и мужской боли в период истощения отношений. Вы дважды разводились. Как вы справлялись с этим трудным периодом своей жизни? Есть ли в фильме автобиографические мотивы?

Я не говорю о личной жизни, так что давайте сразу перейдём к фильму. Фильм не о распаде брака, а о сложности коммуникации. В нём нигде не сказано, разведутся герои или нет. Фильм говорит о том, что люди ни плохие, ни хорошие, а просто очень разные. Это также размышление о проблемах поколения, которое задаёт себе вопрос: сделал ли я в своей жизни правильный выбор? И всё могло бы пойти по-другому, если бы я принял другое решение. Обычно такие вопросы свойственны людям 35 плюс. Мне очень хотелось на эту тему поразмышлять. Это фильм о том, что время для каждого человека течёт по-разному в зависимости от его состояния, в котором он находится. Счастье и депрессия – это совершенно разные временные отрезки.

Вы сняли свой фильм в отеле Нью-Йорка за 16 дней…

За 17 ночей.

Насколько было тяжело организовать съёмки в этом городе и почему вы решили снимать именно там и на английском языке?

Давайте по порядку. Сценарий был написан на английском языке, так как мой соавтор – американец. И для фильма это был более подходящий язык. Организацией съемок занимались продюсеры студии Hype Film, у меня была команда единомышленников – Илья Стюарт, Роман Волобуев и, конечно, оператор Фёдор Лясс, с которым мы до поездки в Америку готовили фильм полтора года. Это нам позволило снять его довольно быстро, так как у нас уже было понимание того, чего мы хотим.


Кадр из фильма «Осколки» 

Героиня вашего фильма не ищет специально новой встречи с мужчиной, но отель – такое место, где именно она возможна. Как вам кажется, насколько современная женщина зависит от подобных встреч, или её самодостаточность определяется не только связью с мужчиной, но и её профессией? Мне ваш фильм, несмотря на действие в Нью-Йорке и английский язык, кажется не очень американским. Трудно представить в эпоху постфеминизма в Америке подобную лиричную, так тонко чувствующую женщину. Заметьте, в фильме нигде не обозначена её профессия.

Вначале, что касается представления о том, из какого общества эта женщина: не надо оперировать стереотипами, женщины везде бывают разными, в Америке тоже много женщин, которые ничем не занимаются и зависят от мужчин. Можно рассуждать, насколько это правильно или неправильно, но это так. Каждая женщина делает свой выбор и за него расплачивается. У каждого выбора есть и хорошая и плохая сторона. Моя героиня действительно немножко особенная, она как зеркало для других героев, отражатель. Что касается профессии, то там утрированная линия, связанная с работой её мужа и людей, которые её окружают. И это все немножко формально. Ведь часто бывают, что люди надувают щеки, пытаются выглядеть важными, рассуждают о том, на каких машинах они ездят или на каких курортах отдыхают, но за этим часто стоит пустота.