Иллюстрация: Паула Лусе

Самое необычное место, где вы повстречались с искусством? 0

04/01/2018
Arterritory.com

Хоть и существует устоявшаяся традиция наблюдать за художественным процессом в музеях и галереях, но с ним по-прежнему можно повстречаться и в самых неожиданных местах. И это не только чьи-то квартиры или уличные фасады. Отказаться от стереотипных ожиданий бывает иногда крайне полезно, ведь момент неожиданности способен сыграть свою позитивную роль и выбить нас из привычной колеи. У участников нашего ежегодного опроса по итогам года мы и спросили, что за места в этом смысле оказались для них самыми необычными.


© STANDART 2017, Triennial of Contemporary Art in Armenia

Виктор Мизиано, куратор, главный редактор «Художественного журнала» (Москва)

К сожалению, профессиональная рутина не предполагает неожиданных маршрутов. А потому если мне и удалось повидать выставку современного искусства в не совсем обычном месте – в полуруинах советского санатория на озере Севан, то счесть это неожиданным в полной мере не могу. Ведь выставка эта была создана в рамках Первой Армянской триеннале современного искусства. Обживать необычные места – это вообще излюбленная стратегия современного искусства…


Вагон метро, прервращённый в инсталляцию в рамках рекламной кампании Новой Третьяковской галереи. Пресс-фото © «Интенсив ХХ»

Милена Орлова, главный редактор The Art Newspaper Russia (Москва)

У меня был лёгкий шок, когда я увидела в холле станции метро «Парк культуры» в Москве, которой часто пользуюсь, огромную тантамареску – картину-щит, около которой можно сфотографироваться. Это было воспроизведение работы 1974 года нашего знаменитого концептуалиста Виктора Пивоварова. Яркие объекты других его коллег – «Красная дверь» Михаила Рогинского, «Пакет молока» Игоря Шелковского – парили над эскалаторами, в инсталляцию был превращён и один из поездов метро. Выяснилось, что это рекламная кампания Третьяковской галереи «Интенсив ХХ», таким образом приглашающая зрителей в Новую Третьяковку на Крымском валу, где показывается искусство ХХ века и нашего времени.


Слово «ЛЕНИН» из ёлок, высаженных на окраине г. Тюкалинска, Омская область

Дмитрий Булатов, куратор Балтийского филиала Государственного центра современного искусства (Калининград)

Я уже привык, что современное искусство можно встретить повсюду. Это говорит лишь о том, что оно уже давно вышло за пределы музеев и галерей, рассредоточилось в городских пространствах и обрело цифровую форму. Тем не менее бываешь очень удивлён, когда сталкиваешься с неожиданными проявлениями искусства. Для меня таким опытом столкновения с тем, что может быть опознано в качестве произведения сontemporary art, было созерцание леса в виде огромной надписи «ЛЕНИН» на окраине города Тюкалинска в Омской области. Когда вы два с половиной десятка лет работаете в области современного искусства, кажется, что вас уже сложно чем-то впечатлить. Но не в этот раз. Я не знаю истории этого леса, но его до сих пор можно посмотреть со спутника на карте – координаты 55.847721, 72.171105. Для меня это не просто произведение ленд-арта в духе Роберта Смитсона, Питера Хатчинсона и Ричарда Лонга. Это проявление мощного коллективного бессознательного (сама работа анонимна), ориентированного на укоренение идей коммунизма в бесконечном пространстве, в котором они оказываются предоставленными самим себе и действию природных сил. Вот оно – нечеловеческое искусство!

 

Степан Субботин, участник арт-группировки ЗИП (Краснодар)

Самое интересное место было в городе Дербент, там мы повстречались с художницей Заирой Магомедовой. Она живет и работает в своем городе Махачкале, и её подход и отношение к местной культуре сильно зацепил.

 

Валентин Дьяконов, куратор, Музей современного искусства «Гараж» (Москва)

В связи с распространением понятия агентности (agency) на широкий круг органических и неорганических процессов сложно говорить о том, что искусства где-то нет. Только гуманитарные катастрофы – восток Украины, Трамп – заглушают ровный шум творчества.

 


Здание Музея интеллигенции, Нижний Новгород, улица Максима Горького, 127. Фото: Артём Филатов

Алиса Савицкая, куратор Приволжского филиала Государственного центра современного искусства (Нижний Новгород)

Самое необычное место встречи с искусством обнаружилось в моём родном Нижнем Новгороде. Уличный художник Артём Филатов, в последние годы активно развивающий новые стратегии работы с городом и проблематику архитектурного наследия, взял в аренду здание бывшего Музея нижегородской интеллигенции – заброшенный деревянный дом, покинутый институцией несколько лет назад. Совместно с нижегородскими и приглашенными из Москвы и Таллина художниками Артём сделал выставку «Обратно домой», в рамках которой разрабатывалась тема дома – от личных историей участников до site specific-инсталляций, непосредственно связанных с прошлым Музея. Сейчас Музей снова закрыт, однако актуализация его в культурном пространстве города, «перезапуск» отношений с региональными властями и усиление публичной деятельности локальных историков по защите здания от разрушения дают надежду на то, что в наступающем 2018 году художники смогут вернуться «обратно домой».

 


Фрагмент гобелена, повествующего об Александре Великом. XV век © Villa del Principe, Genova

Кришс Салманис, художник, лауреат Приза Пурвитиса 2017 (Рига)

Искусство старается втиснуться в необычные места, и в связи с этим для меня, скорее, сюрпризом было увидеть его в обычных местах. Так, большое впечатление произвели на меня два посвящённых Александру Великому гобелена ХV века во дворце Принца Генуи. Каждая из двух частей имеет площадь около 40 квадратных метров, прядка к прядке. Их обживают бесчисленные образы, которые убивают нечисть и друг друга со смущённо-сдержанными выражениями лиц. Обрадовали меня также эпифанические граффити, которые появляются кое-где в Риге.

 

Иварс Гравлейс, художник (Рига–Прага)

Самым необычным местом, где в этом году я встретился с искусством, был пупок моей студентки. В рамках задания «PokemonGo» весь летний семестр она коллекционировала собравшуюся на пупке пыль. К сожалению, без успеха: покемон там не появился.

 

Хелена Демакова, искусствовед, куратор (Рига)

В церкви Святого Петра в Риге, где всё ещё выставлен нарисованный Имантсом Ланцманисом монументальный современный сердитый Христос. Хороший тон требует притянуть сюда разные полуразрушенные помещения, на время приспособленные для выставки, однако эстетика развалин мне больше уже не близка.

 


Крот, один из образов перформанса Mutivana, прошедшего в ходе ночи перформансов эстонских художников Turbulent Mole. Фото: Epp Kubu

Вентс Винбергс, художник (Рига)

Так, наверное, и есть, что искусство – повсюду. Но тут важны два условия – обычно требуется кто-то, кто возьмёт за руку и поведёт показать, да и самому надо хотеть что-то подобное увидеть. Неожиданно приятным опытом был спектакль Самого Нового Рижского театра и Кристине Витолы на открытом воздухе Энди V, который прошёл на территории бывшей фабрики «Мелодия» в июле, а также марафон ночи перформансов эстонских художников Turbulent Mole в одном из погребов старого Таллина в начале октября.


Фреска из церкви в Бераме (Хорватия)

Иварс Друлле, художник (Рига)

Мне порекомендовали посмотреть фрески в одной средневековой церкви в Хорватии. Карту этого места было трудно найти, потому что посёлочек со странным названием Берам совсем маленький и незначительный. В одну из суббот я всё-таки решил поехать туда на велосипеде. В центре местечка была красивая церковь; я оставил велосипед у какого-то двора на центральной площади и отправился смотреть на искусство. Какое-то время я покрутился около закрытой церкви, пока не увидел, что с края двора, рядом с которым был оставлен велосипед, меня подзывает какой-то пенсионер. То, что он сказал, было трудно понять, – может быть, потому, что мужичок говорил только по-хорватски, или потому, что зубные протезы были у него на размер больше, чем надо, но насколько я понял, он указывал на маленькую дорожку в направлении леса, где есть что-то интересное. В лесу я проехал мимо какой-то хижины, но, когда надо было тащиться на несуразно крутую гору, я не на шутку задумался, а не была ли та хижина тем, что я искал. Рядом с хижиной я нашёл номер телефона, позвонив на который, можно попросить, чтобы кто-то пришёл и отомкнул её дверь, но в связи с тем, что хижина – в лесу, надо было подождать ещё полчаса. Однако когда зона препятствий уже преодолена, и ты вступаешь в средневековую церквушку размером с довольно большую комнату, в которой все стены покрыты созданными в 1474 году фресками, где изображён Dance Macabre, или Танец смерти, дыхание не просто захватывает – ты забываешь дышать. Так происходит, когда сталкиваешься с чем-то поистине великим.

Лайма Слава, искусствовед, руководитель арт-издательства Neputns (Рига)

Городской амфитеатр в Оранже.

 


© Sisters Academy

Солвита Кресе, директор Латвийского Центра современного искусства (Рига)

Хотя центр современного искусства Den Frie в Копенгагене является вполне традиционным местом для художественных процессов, на этот раз он подарил мне неожиданный сюрприз, потому что был изменён до неузнаваемости. Всё здание, включая помещения бюро этой институции, на месяц было передано в распоряжение перформанс-группы Sisters Academy. Зрителям была предложена эксклюзивная возможность провести не менее суток в солидной атмосфере школы волшебников Гарри Поттера. Ставя под вопрос методы и принципы современной образовательной системы, художницы смело и масштабно деконструировали не только обычное выставочное помещение, но и сами рамки практики создания выставок.

 

Валентин Климашаускас, директор программ центра современного искусства kim? (Рига)

Я бы отдал свой голос онлайн-документациям многих выставок в сети, которые меняют то, как мы организуем и переживаем сам опыт контакта с экспозицией.

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Первая часть итогов: наиболее яркое впечателение 2017-го от современного искусства

Вторая часть итогов: так ли важны Венецианская биеннале и documenta?