Иллюстрация: Паула Лусе

Чья кураторская работа в 2018-м вас по-настоящему поразила? 0

28/12/2018 

Презентацию визуального искусства сегодня невозможно представить без присутствия куратора или какого-то другого персонажа, выполняющего его функции. Беря во внимание всё возрастающее количество дискуссий о роли куратора в мире искусства, мы решили включить в итоговый опрос этого года вопрос о том, работа какого куратора поразила и «задела» наших экспертов в этом году больше всего.

Виктор Мизиано, куратор, главный редактор «Художественного журнала» (Москва)

Мне довелось увидеть в этом году несколько (точнее, две) выставок, которые мне показались любопытными.
Но поразила? И задела? Такого не было! Такое в зрелом возрасте бывает редко…

  


Фрагмент экспозиции «Post Zang Tumb Tuuum: искусство – жизнь – политика. Италия 1918–1943». Фото: Delfino Sisto Legnani and Marco Cappelletti

Милена Орлова, главный редактор The Art Newspaper Russia (Москва)

Я под большим впечатлением от выставки Джермано Челанта «Post Zang Tumb Tuuum: искусство – жизнь – политика. Италия 1918–1943» в Фонде Прада в Милане. Это была «выставка выставок» – гигантская экспозиция, представлявшая реконструкции самых знаковых выставок муссолиниевского периода – итальянских павильонов на Венецианских биеннале, пропагандистских шоу, триеннале декоративно-прикладного искусства, выставок итальянцев за рубежом. Фокус состоял в том, чтобы найти по архивным фотографиям все сохранившиеся работы – не делая своего выбора художников, а воспроизведя картину полностью. Эта документальность была подчёркнута дизайном – все экспонаты были вписаны в те самые чёрно-белые увеличенные фотографии.

Джермано Челант считает, что таким образом он устраняется как куратор и даёт слово документам, что, по его мнению, исключает вкусовую или политическую оценку произведений и даёт полную картину искусства того времени. С этим можно поспорить, но сама идея, повторюсь, произвела на меня сильное впечатление. Хотя начал он эту практику уже несколько лет назад, с реконструкции выставки концептуализма «Когда отношения становятся формой», но в этот раз это была не одна выставка, а целая эпоха.

Другое дело, что подобные проекты невозможно осуществить без огромных ресурсов и усилий – над проектом работала огромная команда, но сам принцип документального исследования может быть применён и в других случаях.

Еще меня привлекает прямо противоположная тенденция, которую можно определить как «линия Жана-Юбера Мартена», когда куратор выстраивает свои истории на странных сближениях и сравнениях. В Москве этим искусством великолепно овладел искусствовед, журналист и куратор Сергей Хачатуров, который в таком стиле сделал несколько фантазийных выставок в музее «Царицыно», сопоставляющих XVIII век, русскую готику и наше время.

  


Уэс Андерсон и Джуман Малуф перед «Вавилонской башней» Питера Брейгеля старшего. © KHM-Museumsverband. Фото: Rafaela Proell

Агния Миргородская, комиссар Рижской биеннале современного искусства (RIBOCA)

Меня абсолютно поразила выставка Уэса Андерсона и Джуман Малуф в венском Музее истории искусств. Мне она показалась гениальной своей простотой. Культовый режиссёр и его жена были приглашены порыться в коллекции музея и выбрать любимые предметы, чтобы создать уникальную выставку. От их подхода, я уверена, у профессиональных кураторов волосы встали бы на голове, они действовали чисто интуитивно, например, сделали одну комнату из только зелёных объектов, а в другой собрали объекты из дерева и т.д. Центральным объектом выставки был выбран, казалось бы, весьма незначительный объект – гроб мышки-землеройки, благодаря чему сместилось традиционное понятие о том, что представляет историческую ценность и какие объекты в музеях принято выставлять на всеобщее обозрение. И, что немаловажно, с эстетической точкой зрения всё это выглядело великолепно!

 


Фрагмент экспозиции Bora Akinciturk «Egg Punk Karaoke» в рижской галерее 427. Фото: Лига Спунде. Источник: tzvetnik.online

Наталья Серкова, теоретик искусства, сооснователь проекта TZVETNIK (Москва)

13-я Балтийская триеннале под арт-директорством Vincent Honoré. Большие художественные смотры, как правило, очень тяжеловесны и неповоротливы как в плане кураторского высказывания, так и в плане экспонируемых работ. Поэтому когда на таких смотрах можно наблюдать молодых художников, работающих с самыми актуальными на данный момент пластическими и концептуальными проблематиками, это впечатляет и вдохновляет вдвойне. В таких случаях от кураторов всегда требуется определённая смелость принятия на себя ответственности за показ художников, зачастую ещё не закрепившихся в достаточной степени в институциональной среде.

Если говорить о небольших и независимых галерейных площадках, то в этом году прекрасные выставки делали галереи Alyssa Davis и 15 Orient в Нью-Йорке, 427 в Риге и Cordova в Барселоне. Каждый из этих проектов был создан и развивается небольшой командой кураторов и художников, которые вкладывают свои силы в развитие молодого современного искусства.

 

Алиса Савицкая, куратор Приволжского филиала Государственного центра современного искусства (Нижний Новгород)

Я считаю, что институт кураторства переживает если не кризис, то как минимум стагнацию. Среди крупных проектов выделить нечего. Возможно, что-то более интересное разворачивается в поле небольших кураторских высказываний, но уследить за ними зачастую бывает сложно.

 
Neolithic Childhood. Art in a False Present, c. 1930. Catherine Yarrow, Crouching Female, 1935, Aquarell, 35,2 x 32,5 cm. © Estate of Catherine Yarrow/Austin Desmond Fine Art

Степан Субботин, участник арт-группировки ЗИП (Краснодар)

Anselm Franke. Neolithic Childhood. Art in a False Present, c. 1930. До сих пор пытаюсь разобраться в этой выставке.

 

Валентин Дьяконов, куратор, Музей современного искусства «Гараж» (Москва)

Дуэт Ансельма Франке и Тома Холерта, выставка «Неолитическое детство. Искусство в фальшивом настоящем», Haus der Kulturen der Welt, Берлин. Это фантастическая по объёму и продуманности реконструкция влияний искусства и жизни Африки на модернизм после Первой Мировой. Десятки не проявленных в канонических историях имён, библиография размером с районную библиотеку, переклички и отражения прослеживаются на уровне неосознанных рефлексов и заимствований. 

 

Олеся Туркина, куратор, критик, ведущий научный сотрудник Русского музея, руководитель магистерской программы «Кураторские исследования» СПбГУ (Санкт-Петербург)

Меня поразила выставка «Like Life: Sculpture, Color, and The Body (1300 – Now)» в Met Breuer, которая, можно сказать, обнажила ускользающую сегодня телесность и её трансформации на протяжении последних семи веков в скульптуре. Её подготовила целая кураторская команда, в основном из специалистов Метрополитен. 

 


Kris Lemsalu. Biker, Bride, Builder, Buisnesswoman and Baby (2018). Courtesy the artist. Commissioned by Goldsmiths Centre for Contemporary Art. Фото: Mark Blower

Ольга Темникова, совладелица и руководительница галереи Temnikova & Kasela (Таллин)

В ноябре я рыдала три раза на всех трёх видео выставки Marko Mäetamm, Rita Bozi, Ken Cameron. ‘One Month in Canada’. Куратор: Anneli Porri.

Один раз плакала на выставке ‘4Life’ Kris Lemsalu в Goldsmiths CCA и очень прониклась эпохой Брейгеля старшего в венском Kunsthistorisches Museum. Это только в ноябре. 

 


The State is not a Work of Art. Пресс-фото

Марко Мяэтамм, художник (Таллин)

В этом году я много работал над проектом, который открылся в Таллинском Доме искусства, поэтому у меня было не очень много времени для путешествий. Но если говорить про местный пейзаж искусства, то это, конечно, куратор Рижской международной биеннале современного искусства Катерина Грегос. В этом году она курировала и проект The State is not a Work of Art («Государство не есть произведение искусства») в Таллине, к тому же в прошлом году у меня самого была возможность поучаствовать в одном из её проектов. Я наблюдал стиль её работы и снаружи, и изнутри, совсем близко. Она – суперпрофессионал и знает, чего хочет и как этого достичь. И очень требовательно относится к финальному результату!

 


Neolithic Childhood: Art in a False Present, c. 1930. Brassaï (Gyula Halász), from Graffiti de la Série VIII: La Magie, 1955, gelatin silver print, 141 x 106.3 cm | Centre Pompidou. bpk | CNAC-MNAM | Estate Brassa

Зане Онцкуле, программный директор центра современного искусства kim? (Рига)

Не столько поразила, сколько интеллектуально и визуально взволновала курировавшаяся Ансельмом Франке выставка Neoolith Childhood: Art in a False Present в берлинском Доме культур мира.

 


Фрагмент экспозиции «Пикассо. 1932. Любовь, слава, трагедия». Фото: Tate

Марис Витолс, куратор и коллекционер, руководитель общества «Проекты культуры Латвии» (Рига)

В 2018 году хочу выделить очень успешную совместную работу двух кураторов – Ахима Борхардта-Хуме (Achim Borchardt-Hume) (Германия) и Нэнси Айресон (Nancy Ireson) (Великобритания) – над, по-моему, самой убедительной выставкой прошлого года «Пикассо. 1932. Любовь, слава, трагедия» в музее Tate Modern в Лондоне. Следует также, по-моему, оценить как очень изысканный проект курировавшуюся Дитером Рёлстраэте (Dieter Roelstraete) (Нидерланды) выставку «Машины для думания» («Machines à penser») в фонде Прада в Венеции, которая была посвящена трём выдающимся философам ХХ века – Адорно, Хайдеггеру и Витгенштейну.

 


Перформанс Young Boy Dancing Group. Фото: 
www.ursss.com

Лина Бирзака-Приекуле, куратор (Рига)

Куратор следующей Венецианской биеннале Ральф Ругоф писал в 2006 году в эссе о курировании групповых выставок, что выдающиеся групповые выставки не выставляют перед публикой всё на тарелочке, а помогают зрителям искать связи между художественными работами. Хорошие групповые выставки он сравнивает с оргией – они позволяют произведениям искусства соединяться в неожиданные и стимулирующие ум комбинации и обогащают опытом. По-моему, в этом году именно такой была курировавшаяся Винсентом Оноре Балтийская триеннале «Give Up The Ghost». Длившийся два часа в Таллине ритуализированный перформанс Young Boy Dancing Group настолько меня потряс, что не отпускал ещё пару недель.

 


Grada Kilomba, ILLUSIONS Vol. II, OEDIPUS, 2018. @10th Berlin Biennale: We Don’t Need Another Hero.

Инга Лаце, куратор Латвийского Центра современного искусства (Рига)

Приятно поразила работа Gabi Ngcobo и её команды – Nomaduma Rosa Masilela, Serubiri Moses, Thiago de Paula Souza и Yvette Mutumba на 10-й Берлинской биеннале, которая являлась хоть и приглушённо, но вполне насыщенно политической, была вменяемого размера и параллельно своему повествованию иначе, чем большая часть недавних международных биеннале, обращалась также и к эстетике, особенно к вопросу об абстракции, и тому, как она (наравне с нарративом) может быть столь же важным способом повествования о мире.


Работа Артурса Аналтса на Лондонской биеннале дизайна. Фото: Vents Āboltiņš

Иварс Друлле, художник (Рига)
Самая большая радость и гордость – по поводу того, чего достигла Инесе Барановска, работая в системе Латвийского Национального художественного музея. Она своей работой доказала, что работающие среди нас таланты могут достигнуть блестящих результатов мирового масштаба, если доступные ресурсы эффективно добыты и использованы наилучшим образом. Золотая награда на Лондонской биеннале дизайна – это свидетельство мощных сил Инесе Барановски как куратора и менеджера. Даже если она в настоящее время специализируется в области дизайна, я надеюсь, что в будущем ей удастся обратиться и к проектам «чистого искусства».

 


Sanguine/Bloedrood. Luc Tuymans on Baroque Opening
. Фото: www.shanghartgallery.com

Вита Либерте, основательница VV Foundation и меценат искусства (Рига)

Живущий в Антверпене художник Люк Тюйманс уже довольно длительное время является и куратором. В этом году он в Антверпенском музее современного искусства (MHKA) на выставке Sanguine/Bloedrood искал ответ на вопрос, что такое барокко. Помещая рядом с Рубенсом, Караваджо и Франсиско Гойей звёзд соврменности – Анне Имхоф (Anne Imhof), Она Кавара (On Kawara), Чака Клоуза (Chuck Close) и даже Такаши Мураками (Takashi Murakami) и Дана Вё (Danh Vō), Тийманс привлекает внимание к интенсивности образа в разные эпохи, к конфликту между визуальным и вербальным, показывая, что человеческие инстинкты, несмотря на технологический прогресс, совсем не изменились. А организованная в лондонском the Store X поп-ап-выставка «Strange Days: Memories of the Future» напомнила о том, что Массимилиано Джиони (Massimiliano Gioni) – выдающийся куратор.

 

 
Харальд Зееман в 1990 году

Гил Броннер, коллекционер искусства (Дюссельдорф) 

Ни один из ныне живущих кураторов. В дюссельдорфском Kunsthallе прошла замечательная выставка, посвящённая жизни и проектам швейцарского куратора Харальда Зеемана. Его вклад, на мой взгляд, может стать настоящим базисом для работы его современных коллег.


Жозеф Кули, коллекционер искусства (Париж)

Ни один и в то же время все. Повсюду можно найти довольно хорошие и симпатичные проекты. Но в то же время доминирует какой-то консервативный подход к искусству, который я иногда не понимаю. Делать одно и то же снова и снова, потому что это проверено и поэтому надёжно, – вполне разумный подход во многих деловых и практических сферах. Но в искусстве так не должно быть. Однажды за ужином я разговорился с директором римского музея современного искусства MAXXI Хоу Ханру; мы рассуждали о том, смогут ли кураторы нового поколения встряхнуть и взбудоражить устоявшееся положение дел. Это было много лет назад. И у меня – по-прежнему нет ответа.

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Самое яркое событие 2018 года в поле искусства?