Фрагмент экспозиции «Когда искусство становится частью ландшафта» Евгения Антуфьева, лауреата Премии Кандинского 2019

ИТОГИ 2019. Как и в какую сторону изменилось современное российское искусство за этот год? 0

Мнение галериста Сергея Попова, pop/off/art (Москва)

28/12/2019 

Прежде всего: искусство не изменилось никак. Искусство не может, как мне кажется, измениться за год, вернее, мы просто не видим этих изменений: требуются годы, чтобы даже мы, эксперты, смогли их опознать и тем более чтобы они подействовали на сообщество. Но что меняется? Немного меняются художники, немного меняются институции и условия репрезентации. Вот за этим наблюдать интересно, в том числе потому, что мы можем эти изменения опознать. Для меня эти изменения связаны точно не с выставками в больших музеях. Ключевой тенденцией назову, пожалуй, противостояние централизации и децентрализации: с одной стороны, невероятно интересные движения в регионах, которые лучше всего на институциональном уровне выразили проект NEMOSKVA, Уральская биеннале (в этом году особенно универсалистская) и перенос Премии «Инновация» в Нижний Новгород.

С другой стороны, этому противоположно хотя бы то, что все эти направления «подгребаются» под себя московским начальством: ГЦСИ с его сетью региональных филиалов передан в управление Пушкинскому музею, который автоматически становится бенефициаром всех перечисленных проектов. Эта тенденция будет только разрастаться: нас ждут проекты филиалов Эрмитажа в Казани и Екатеринбурге, Третьяковка и Русский музей в разных городах вплоть до Владивостока. Ничего плохого в этом не будет, но только при условии, что мощь этих институций не будет задавливать самостоятельность местных, в том числе самоорганизующихся структур и развитие локальных художественных ландшафтов – именно в них самая большая ценность нашего искусства сейчас. Впрочем, такая же тенденция явно прослеживается в управлении государством, и ничего удивительно в том, что на поле культуры она делегирована крупнейшим музеям, нет. 


Работа Егора Крафта из экспозиции Ákkta, проходившей в петербургской галерее Anna Nova в начале 2019-го

Однако попробуем оценить, что же нового в искусстве? Мне кажется, всё самое свежее сейчас появляется на стыке публичных проектов и уличного и перформативного искусства. Видеоработы и интеракции Ани и Виталия Черепановых, перформансы Катрин Ненашевой, Фёдора Павлова-Андреевича, музейные инсталляции-интервенции Александра Морозова, инсталляция в нижегородском крематории Артёма Филатова и Алексея Корси, работы в заброшенных пейзажах Владимира Чернышёва выражают широту спектра этой линии (уверен, есть ещё подобные проекты, но мною они не опознаны просто в счёт того, что я не так много езжу по регионам). Мне кажется, значение таких проектов ещё и в том, что они противопоставимы коммерческому уличному искусству, которое развернулось в этом году и потихоньку превращается в новый молодежный официоз. В Петербурге сформировалась новая бодрая линия «дикого» искусства, её оптимально выражают художники сообщества «Север-7» и «Kunsthalle nummer 9». В Москве же по-прежнему сильны концептуальные тенденции – от МишМаш до Савченкова. Важнейшим трендом стала цифровизация искусства в самых разных видах, и эту линию поэтизировал Егор Крафт, проекты которого в этом году можно было видеть на всех важных выставках и премиях (что ещё важнее, они были в ряде европейских музейных выставок). Среди проектов, к которым имел отношение я сам, особо отмечу выставку «Александр Панкин и авангарды» – она показала генезис одного из главных героев и отцов-основателей этой новой цифровой линии, «метаабстракции», в теории самого Панкина. Эта выставка была показана в Московском музее современного искусства, который в этом году в преддверии 20-летия вышел на уровень небывалой интенсивности и качества проектов: десятки персональных выставок, сильные кураторские высказывания. Логично, что в этом музее была показана и экспозиция Премии Кандинского, которая зафиксировала явный перевес в пользу молодого искусства – видео и инсталляций. Безусловными героями поколения предстали на ней Евгений Антуфьев и Таус Махачева. Премия теперь, подобно биеннале, будет вручаться раз в два года. Ещё важным знаком перемен выглядит дар современного искусства в Третьяковскую галерею Фондом Смирнова-Сорокина. Теперь есть расчёт на регулярное пополнение важнейшей музейной коллекции работами художников новых поколений. Но это всё капля в море: молодые художники в России по-прежнему сильно недооценены, ощутимо недофинансированы. Посмотрим, будет ли разворот в сторону культуры в политике на будущий год. То, что искусство продолжит играть яркую роль, кажется неоспоримым.