Фрагмент работы Евгении Макаровой «Тело и разум»

Портрет художницы в юности 0

Евгения Макарова. Захотелось
15–24 ноября 2018 года
Москва, галерея «Кино»

20/11/2018
Ольга Абрамова

Сегодня я расскажу вам сказку. Можем же мы хоть чуть-чуть отдохнуть от вечного ужаса нашей повседневной реальности.

Ровно девять месяцев назад юная пятнадцатилетняя жительница престижного подмосковного посёлка Женя Макарова взяла большой холст, искусно натянутый мастером на подрамник, первоклассные кисти, тюбики и баллончики с краской и принялась за дело. Во всяком случае, сама Женя именно так рассказывает о рождении своей первой работы – захотелось. И вот теперь московская галерея «Кино» показывает её небольшую, но самую настоящую художественную выставку, кураторами которой выступили хозяйка галереи Елена Юренева и Кирилл Перченко. Ребёнок родился.

Нет, Женя, конечно, рисовала и в детстве, как же иначе? Тем более отпущенные ей свыше дислексия и дисграфия требовали специальных усилий, и мама как внимательный наставник старалась побольше рассказывать и показывать. Без скрипки и фортепиано, балета и бальных танцев тоже не обошлось. Семья много путешествовала, так что не только книги с картинками, но живые впечатления от встречи с шедеврами формировали интерес к искусству и вкус нашей героини. Ранние итальянцы и Босх, французские постимпрессионисты и Климт, русский авангард и американский поп-арт служили ей компасом. Благословенны времена и обстоятельства, позволяющие человеку общаться с подлинниками, не довольствуясь репродукциями или монитором компьютера. Особенно человеку, из-за специфики развития обладающему, как уверяют ученые, острой интуицией, многомерным визуальным мышлением, исключительным творческим потенциалом и выдающимися способностями к практическому обучению.

Надеюсь, вы уже поняли, что Женя необычная девочка, так вот, ко всему прочему, она ещё и модель – восходящая русская звезда подиумов от кутюр, которую в мире моды знают как Jolie Alien – Милую Инопланетянку. Уже два года у неё контракт с модельным агентством Avant Models и работа с Louis Vuitton, Valentino, Jil Sander, Victoria Beckham etc. Как всякий современный тинейджер, она вела Инстаграм (сегодня у неё больше 43 тысяч подписчиков), там её отыскали модельные скауты, а мама (модель в прошлом) помогла выстроить правильную рабочую стратегию. Таким образом, сегодня Женя чаще становится героиней лайф-стайл-медиа, а не изданий об искусстве. Но ведь это только начало.


Нью-йоркские впечатления. 2018

А начало получилось эффектным и обнадёживающим. Большие, яркие холсты нашей дебютантки, изобретательно размещённые в галерейном пространстве, ловко и энергично скомпонованы, она хорошо чувствует поверхность, легко манипулирует цветом, внимательна к фактуре, не боится собственных ошибок, включая их в изображение. В дело идут не только краски, но и всё, что попадает под руку, всё, что «помогает зацепить и обострить восприятие»* – готовые вещи, постеры, коробки из-под пиццы, свежая малина и даже кровь. Этим традиционным уже для искусства XXI века словарём она пользуется свободно и смело и с воодушевлением собирает свои многоцветные коллажи-ассамбляжи. Наблюдать за тем, как от холста к холсту становится увереннее её рука, очень интересно. Это уже не детские экзерсисы, хотя почему бы не восхититься светоносным творчеством талантливого ребенка.


Без названия. 2018

Насмотренный глаз, без сомнения, легко различит в представленных работах следы художественных пристрастий их автора. Но что может быть более естественным для впечатлительной неофитки, даже если она не любит, «когда сравнивают», и убеждена, что «играет только в свои игры». Ар-брют и все коннотации, с ним связанные, неоэкспрессионизм и The Radiant Child – Жан-Мишель Баския возникают в памяти прежде всего.

Первый раз Женя увидела живопись Баския в Лондоне и восхитилась, ещё не зная имени автора. Позже, работая в Нью-Йорке, попала на его большую выставку, посмотрела документальный фильм Сары Драйвер и убедилась в том, как ей близка его необузданная свобода, естественность и искренность – «он говорил, что хотел, говорил правду, был тем, кем был, и жил, как жилось». Этот вольный дух вкупе с техническими приёмами его искусства Женя ловила на лету – «я всегда всё воспринимаю на слух и на глаз» – и рассказывала собственные истории. Как настоящий стихийный космополит, гражданин мира, хотя глобализация и не стала пока для неё насущным предметом размышления, она ощущала своей эту страстную выразительность и, рисуя, думала о своей жизни. Отчаянье, протест, борьба её кумира пока ей не внятны. Её холсты – это дневник шестнадцатилетней девушки («я ещё девушка, вы понимаете, о чём я?»), – живущей необычайно насыщенно и интенсивно. Работа в Европе, Азии и Америке, перелёты, общение (английский, французский и итальянский она выучила в разговорах), учёба в Московском колледже искусств и вечные человеческие проблемы. Тело, тревога и ожидание, связанные с ним, в «Разуме и чувствах», «Страстях» и «Поиске». Ощущение себя и своего места в мире в «Начале», «Нью-йоркских впечатлениях» и «Последнем дне в Лондоне».


Последние дни в Лондоне. 2018

Искреннее творчество Жени спонтанно и замешано на чувствах. «Для меня искусство – это когда я чувствую. Хорошее или плохое, но я должна почувствовать. Для меня искусство – это как счастье, как любовь». Вероятно, поэтому её живопись так эмоциональна и так заразительна. И пусть она ещё не успела научиться осознавать свои чувства и тем более формулировать свои задачи. Дисциплинированному, воспитанному и трудолюбивому, но совсем молодому человеку это простительно.

Может быть, вне контекста яркой личной истории работы начинающей художницы не вызывали бы такого специального интереса, но современное искусство уже давно признало фигуру автора важной и законной частью его произведения. Нашей героине повезло и здесь – она на виду и уже умело этим пользуется. Она дарит работы знаменитым дизайнерам и устраивает перформативные фотосессии, завернувшись в собственные холсты. Она свободна, мир у её ног, ей не нужно работать дворником или музейным смотрителем, чтобы выжить и создавать искусство вне господствующей идеологии, как приходилось достойнейшим из её предшественников.


Businessman. 2018

Мало кто из молодых авторов начинал свой путь в столь благоприятных обстоятельствах. Тем интереснее наблюдать, каким будет продолжение. Что дальше? Останется ли нынешняя выставка только удачной пиар-акцией модели-ньюкамера или это событие ляжет в основу долгого пути художника. Сумеет ли Женя обойтись своими силами – self made – и хватит ли ей для этого тех уроков, что преподносит её сегодняшнее существование. Нужно ли ей серьёзно учиться, и если да, то чему, как и где. Что важнее для сложения современной полноценной художественной личности – талант, воспитанный глаз, тренированная рука, животворная среда или какой-то собственный опыт, собственное сакральное знание. Готова ли, в конце концов, наша сказочная принцесса соревноваться в своём мастерстве с богами, как мифический силен Марсий, и рисковать ради этого так же, как он.

Сейчас называть себя художником Женя остерегается, и даже звёздочки от покупателей, уже на вернисаже появившиеся около нескольких работ, не особенно её убеждают. «Рано ещё», – говорит она. – «Всё так быстро меняется вокруг, я не успеваю, я же сегодня уже совсем другой человек, чем в начале этой истории».

* Все цитаты в тексте из личной беседы автора и художницы.