Егор Кошелев. Иллюстрация к рассказу В.Ф. Одоевского «Реторта» из книги «Пёстрые сказки». 2019. Фото: Музей Москвы

Город во временной петле 0

Косморама XVIII
Музей Москвы
11 июля – 25 августа, 2019

19/07/2019
Ольга Абрамова

Всякая выставка требует от наблюдателя-рецензента напряжения душевных и физических сил, но тут случай особый. Куратором новой диковинной выставки, недавно открывшейся в бывших Провиантских складах, а ныне Музее Москвы, выступил Сергей Хачатуров, университетский учёный, историк искусства, арт-критик, сам великолепно артикулирующий цели, задачи и способы осуществления своей кураторской миссии. Должно быть, самое разумное в сложившихся обстоятельствах поскорее обратиться во внимательного зрителя, чтобы сполна насладиться художественной и интеллектуальной игрой, которую он предлагает.

О зарождении предстоящего нам приключения рассказала на вернисаже много способствовавшая его осуществлению Алина Сапрыкина, только что покинувшая кресло директора Музея Москвы. Последние годы музей сосредоточенно работал над своей постоянной экспозицией. Залы от начала времён до восемнадцатого века уже сложились, и пришла пора подумать о презентации времени русского Просвещения и романтизма. Возник даже небольшой внутренний конкурс – как компоновать и показывать раритеты XVIII и первой половины XIX столетий из музейных запасников. Его и выиграл проект Сергея Хачатурова, предложившего, прежде всего, новую оптику общения с историческими материалами.


Арт-группировка СЕВЕР 7. Александр Цикаришвили. Настольная игра. Карусель «Макабр». 2019

Уже не в первый раз Хачатуров доставляет публике возможность и удовольствие открывать новое и неожиданное в давно прошедшем, следуя основному руслу своих профессиональных интересов. Начиная со своей двадцатилетней давности монографии «Готический вкус в русской художественной культуре XVIII века» он страстно погружается в изучение субъектов, теорий и паттернов, отодвинутых жизненным вихрем на обочину исторического процесса, и неутомимо доказывает, что этот своеобразный исторический андеграунд способен в полном соответствии с постулатами школы «Анналов» многое прояснить не только в исторических обстоятельствах, но и в устройстве современной жизни. Себе в помощники он призывает компанию современных художников из Москвы и Санкт-Петербурга, чтобы вместе с ними сделать зримыми, материализовать те таинственные нити, что пронизывают вещество истории и тянутся из прошлого в настоящее.

События нынешней выставки организовываются вокруг фигур двух государственных мужей, двух князей, неустанная самоотверженная деятельность которых олицетворяет многообразие возможностей служения отечеству и общему благу. Человек дела – московский губернатор екатерининских времён князь Михаил Никитич Волконский, жестокий усмиритель бунтов, попечитель богоугодных заведений, урбанист-благоустроитель городской жизни; и человек слова – писатель, философ-энциклопедист, музыковед князь Владимир Фёдорович Одоевский, заставший царствование трёх монархов – двух Александров и Николая – и сумевший одолеть все ступени государственной карьерной лестницы, оставаясь при этом эксцентричным чудаком и оригиналом. Слово и дело, сошедшиеся вместе, не могут не отозваться беспокойным эхом в душе каждого мало-мальски знакомого с российской историей. Лозунг одиозного института официального доносительства, особенно расцветшего во времена Петра Первого (премного превозносимого князем-литератором) и несколько облагороженного Екатериной II, сопровождает трагически-тревожным контрапунктом путешествие во времени, в которое нам предлагают отправиться авторы экспозиции.


Степан Лукьянов. Инсталляция «Кабинет Одоевского». В перспективе: Егор Кошелев. Портрет князя В.О. 2019

Тон этому сказочному путешествию задаёт пространство центрального зала, таинственно освещённое длинными, вытянувшимися в нить щелями в фальшстенах. Косморама – вспоминаем мы название выставки, заимствованное у повести Одоевского, и кураторский текст, живо объясняющий, что нас ожидает. Этот ящик с секретом, популярная игрушка, помогает Одоевскому задолго до Фрейда с его бессознательным проникать в глубину внутреннего мира человека, балансирующего между «инстинктуальным и разумным». Вот и мы, повинуясь инстинкту и логике сценографии (архитектор выставки – арт-директор Московского музея дизайна и Электротеатра Степан Лукьянов), спешим заглянуть внутрь. А там! Извергают магический пар реторты, клубятся змеи, плывут лодки мимо исторических дворцов и воплотившихся архитектурных утопий, в потоках космического вихря угадываются очертания зданий – Егор Кошелев, Леонид Цхэ и Филипп Шейн, вдохновлённые грёзами писателя-провидца, живописуют алхимические превращения московской реальности.


Егор Кошелев. Иллюстрация к книге В.Одоевского «Пёстрые сказки». 2019

Затянутые «петлёй времени», как определяет цепочку проёмов куратор, мы готовы теперь отдать должное затейливой театральности представления и оценить качество исторического материала. В зале, посвящённом Москве XVIII века и её губернатору, это прежде всего печатная продукция – великолепная серия гравюр по рисункам Махаева и Девельи «Коронация Екатерины II в Успенском соборе Кремля в 1762 году», документы, связанные с московским воспитательным домом, которому покровительствовал Волконский, редкие книги. Разнообразные исторические деяния губернатора, прославившегося и подавлением чумного бунта, и участием в суде и казни «Емельки Пугачева», и своего рода «реновацией» жилья – он поддерживал каменное строительство в Первопрестольной, – и устройством грандиозных народных гуляний (уж не с него ли берут пример наши сегодняшние руководители), художник Владимир Карташов представляет с помощью потешных райков, вроде тех, что развлекали публику в старину на городских площадях. Исторические сценки ёрнически разыгрываются в нишах за маленькими окошками во вкусе саркастических фантасмагорий братьев Чепмен, правда, без их безудержного экстремизма. Дух трагедии всё же витает над этими славными сооружениями, создавая объёмный образ времени, – он зримо является в кандалах, петлях от тюремных ворот и камер, крестах и других подлинных предметах, которым тоже нашлось место за раёшными глазками. Посланником века двадцать первого выглядит экран монитора, где артисты Мастерской Брусникина Василий Буткевич и Пётр Скворцов совсем как в стародавние времена разыгрывают шутейную поэму Андрея Родионова.


Арт-группировка СЕВЕР 7. Тарелки из фамильного сервиза. Крышка от столика «эгоист». 2019

Подлинным бенефициантом нынешней выставки выступает второй её герой, князь Владимир Одоевский, потомок Рюриковичей и «русский Фауст», шеллингианец «любомудр» и борец против признанной иерархии ценностей, библиофил и кулинар, полтора века со дня смерти которого отмечают в этом году. В июне в Москве по этому поводу состоялась международная научная конференция «Литература и философия: от романтизма к XX веку», где наследие Одоевского анализировалось в самых разных контекстах. Сергей Хачатуров со товарищи отводят Одоевскому роль посредника, «медиума между Просвещением XVIII века и романтизмом первой половины XIX». Третий заключительный зал экспозиции они превратили в его кабинет, по воспоминаниям современников «совершенный лабиринт, где можно проходить только зигзагами». Степан Лукьянов подобный лабиринт и попытался соорудить, а художники группы «Север 7» разыграли в нём фантастическое представление, перемешав подлинные вещи со специально к выставке созданными работами. Витриной для серебряной ендовы XVIII века там служат «Столы философского кабинета и трапез» ироничных петербуржцев, старый фонарь, впервые выбравшийся на публику из музейных запасников, соседствует с новенькой с иголочки настольной игрой «Карусель. Макабр» Александра Цикаришвили, а милая красавица со старого портрета перемигивается с человеческой блохой, которую Владимир Лило изобразил на селёдочнице из семейного сервиза. Всё это вместе призвано открыть зрителю «лабиринты мыслей, чувств и проектов князя», но, пожалуй, лучшим проводником в «глубину внутренней жизни» становится сам наш герой. Какое счастье, воскликнем мы в восторге, что куратору пришла идея дать ему слово! И не просто дать, а разыграть мистический спектакль, где голова князя, улизнув, подобно гоголевскому носу с большого портрета кисти Егора Кошелева, возникает в шести ипостасях на экране по соседству. Сии ипостаси принадлежат молодым артистам театра Кирилла Серебренникова и Июльансамбля (Мастерской Виктора Рыжакова), которые проникновенно читают удивительно созвучные дню сегодняшнему фрагменты многочисленных произведений Одоевского. Эта симфония-радиотеатр, срежиссированная Артёмом Дуброй по партитуре Сергея Хачатурова на музыку Дмитрия Курляндского, отменно завершает экспозицию.


Владимир Карташов. Потешный раёк «Пленение Пугачева». 2019

Стоит заметить, что на выставке слово временами звучит убедительнее его визуального воплощения. Куратор как сладкоголосая сирена поёт свою волшебную песню о «психоландшафте мыслей, готическом метамодерне, смысловой руинированности», и под её гипнотическое обаяние невозможно не попасть, как невозможно не восхититься воистину фаустовскими полётами из двадцать первого века в восемнадцатый и обратно. И всё-таки, едва освободившись от чар, понимаешь, что тема жаждет эпического масштаба и гуще населённой историческими артефактами экспозиции, которая позволила бы сравнению с лондонским музеем сэра Джона Соуна, мелькнувшим в экспликации, выглядеть по-настоящему убедительно. Да и в щелях «временной петли» мечтаешь увидеть не просто живопись, пусть и интересную, но что-то способное подарить настоящее волшебство искушённому в возможностях современного искусства зрителю.

Впрочем, Сергей Хачатуров и сам с готовностью называет «Космораму XVIII» эскизом. Вдохновляющим эскизом, заметим мы, и останемся в предвкушении продолжения.


Арт-группировка СЕВЕР 7. Алиша Весслер. Первые оптические приборы князя В.Ф. Одоевского. 1820

 

ЧИТАЙТЕ ПО ТЕМЕ: Космодром в табакерке. Экспресс-интервью с куратором выставки Сергеем Хачатуровым