Фото: Павел Герасименко

Беспечный садовник живописи 0

Олег Маслов. ОМ 13. Арт-центр «Пушкинская-10», Санкт-Петербург, 26 октября – 8 декабря, 2019

 31/10/2019
Павел Герасименко

Тринадцать лет, обозначенные в названии выставки «ОМ 13», – далеко не вся жизнь Олега Маслова в искусстве. После приезда в 1984-м 20-летнего художника в Ленинград в ней были: группа Тимура Новикова «Новые художники»; неоэкспрессионистские полотна в соавторстве с Алексеем Козиным; выступления на сцене «Поп-механики» Сергея Курёхина; поворот петербургских арт-хулиганов к прекрасному и серия картин 1993 года «Голубая лагуна» работы Маслова и Кузнецова; двое профессоров «Новой Академии Изящных Искусств» под именами Oleg Oleaginus и Victor Faberferrarius; их инсценировки Апулея и Петрония с обнажёнными красавицами в Павловском парке и у дворца Лейхтенбергских в Петергофе; наконец, просуществовавший до 2005-го творческий дуэт живописцев Олега и Виктора – всё это уже стало историей и скоро отойдет в область преданий. Ретроспектива работ Маслова с 2006 года – это то, как в настоящем себя видит художник, показывающий в галереях с периодичностью в два-три года большие циклы: «Весёлые друзья» (2007), «Ещё раз про любовь» (2009), «Бассейн» (2012), «Северный Кавказ, или Paradiz в камуфляжных тонах» (2013), «Эхинацеи и циннии. Ленинградская клумба» (2016), «Увеличение, или Blow up» (2018).


Олег Маслов на открытии выставки. Фото: Галина Кожемяченко

Выставка в Большом зале «Музея нонконформистского искусства» на Пушкинской, 10 устроена почти «по месту жительства» автора, чья мастерская расположена этажом выше, и в этом единственное преимущество зала. Похоже, что выбор сюжетов для картин тоже подчиняется удобству логистики – Маслов живописует окружающий его мир, художническую ойкумену составляют дача под Ораниенбаумом, джип Land Rover, на котором можно отправиться в путешествия, роль моделей выполняют многочисленные друзья. Как художника и человека Маслова вообще отличает самодостаточность, а живопись становится выражением удовольствия от жизни, что не может не подкупать.


Из серии «Цветы». 2018. Фото: Павел Герасименко

Во время работы он держит рядом с холстом и палитрой напечатанное в большом размере фото – для одних живописных серий отбор проходят кадры из разряда мгновенных впечатлений, для других могут выстраиваться сложные костюмированные постановки. Но можно ли заставить позировать цветок?


Из серии «Весёлые друзья». Фото: Галина Кожемяченко

Искусство, имеющее общее название photo-based art, всегда интересовалось взаимоотношением двух медиумов – фотографического и живописного. Их диалектическую связь проблематизируют художники, чью манеру легко сопоставить с технической эволюцией съёмки – вплоть до камер в смартфонах. С помощью живописи эти наши современники извлекают фотоснимки из анонимной стихии и затем возвращают их обратно в библиотеки массовых образов. Картины Маслова на воображаемой шкале иллюзионизма окажутся очень близко к её правому краю, но ни форсированной вещественности, ни умножения реальности в социальных лабиринтах в его работах нет – художнику важно другое.


На велосипедике вдвоём. Из серии «Три истории». 2008. Фото: Галина Кожемяченко

Его холст при пристальном разглядывании напоминает собранный пазл: пиксельная структура цифровой фотографии превращается в персидский орнамент или в камуфляжную разделку поздних работ Энди Уорхола. Мастер периферийного зрения, Маслов выписывает мелкие детали и крупные объекты с одинаковой тщательностью. «Глубина резкости» художнической оптики значительно превосходит этот показатель высококачественных и дорогих фотообъективов. Картинная поверхность вибрирует, движение форм передается воздуху, и у зрителя возникает близкое к медитативному состояние.


Свидетельство. Из серии «Бассейн». 2008. Фото: Галина Кожемяченко

Витальное буйство лесных зарослей, подавляющая мощь горных хребтов, отмеренное и тихое цветение на грядке – Маслов чувствует и ценит любое внутреннее проявление природы: она не заинтересована в человеке и его взгляде, существует сама по себе и уже поэтому прекрасна. Основным содержанием его искусства сейчас становится спокойное приятие мира во всей полноте, что сразу отличает художника от салонной и коммерческой продукции, которая построена на поистрепавшихся со временем пластических аффектах. Востребованный и успешный автор, он продолжает совершенствовать избранную стилистику своих работ. Кто-то скажет, что то, что делает Маслов, больше всего напоминает рисование по номерам, но обнаружить поэтику и смысл в этом занятии смог ещё Энди Уорхол.