Яннис Кунеллис. Untitled (фрагмент). Персональная выставка в Galerie Lelong, Цюрих. 2008/2009. Пресс-фото

Без названия. Яннис Кунеллис 0

 08/03/2017
Лина Бирзака-Приекуле

«В античном мире первым шёл человек, а после него система. Сегодня существует общество, которое производит, и человек, который потребляет. Каждый может критиковать, преступать границы, разъяснять, предлагать реформы, однако следует оставаться в системе, право на свободу не предоставляется. Если вы создаёте предмет, он должен сопровождать вас. Так приказывает система. Возложенные на вас надежды не могут быть обмануты, до самой своей смерти человек должен трудиться. Каждая деятельность должна находиться в согласии с прошлым и предвидеть будущее. Выход из системы означает революцию... Человеку не разрешается создать предмет, а потом оставить его где-то на своём пути». Так в 1967 году писал основоположник Arte Povera Джермано Челант (Germano Celant) в журнале Flash Art, рассказывая об идеологии по-разному оцениваемой тогда новой группы художников. В том же году состоялась также курируемая Джермано Челантом выставка Arte povera e IM Spazio, которая как единое целое отражала особый интерес участников к пространству. На выставке также была выставлена работа «Без названия. Объект из железа и угля», которая своеобразно демонстрировала взаимосвязь отношений хаоса и порядка между созданным человеком объектом и природой. Автором работы был один из самых видных представителей этого направления Яннис Кунеллис (Jannis Kounellis), которому в этом году исполнился бы 81 год. Художник, почти всегда оставлявший свои работы без названия, скончался 16 февраля 2017-го.


Яннис Кунеллис. 2004. Фото: Gabuchan

Яннис Кунеллис родился в 1936 году в греческом портовом городе Пирее. Именно в этом году к власти в Греции пришёл диктатор Иоаннис Метаксас, и в связи с этим на всё детство и годы юности Кунеллиса на родине легла тень гражданской войны. Друг его детских лет археолог Яннис Сакелларакис вспоминает, что Кунеллис день и ночь рисовал, и между ними шли бесконечные разговоры о Ван Гоге. «В греческий период мне очень нравилось искусство Ван Гога, особенно его „Едоки картофеля”. В этой картине есть нечто идеологическое, как и в моей куче угля в комнате». Закончив Академию изобразительного искусства Греции, Кунеллис в 1956 году появился в Риме, чтобы начать учёбу в Академии художеств.

Учителями и вдохновителями художника можно назвать Альберто Бури, Лучо Фонтану, Джексона Поллока и Франца Клайна, однако после его переезда в Рим главным источником вдохновения его работ, несомненно, стало наследие культуры и искусства Италии. «Для меня Ренессанс – это истинная сердцевина Италии и по-настоящему революционный период в искусстве». Историк искусства Катарина Коскина утверждает, что Кунеллис был захвачен идеей продолжения греческой философии в итальянском искусстве Ренессанса.


Яннис Кунеллис. Untitled. Из серии Alfabeto. 1960. © Jannis Kounellis. Фото: tate.org.uk

В центре работ Янниса Кунеллиса всегда стоит человек. Концепция человека для него всегда была открытым понятием, без твёрдой принадлежности к чему-то, без определённой профессии или национальности. В возрасте 24 лет Кунеллис устроил свою первую выставку в Galleria della Tartaruga в Риме, где перед ним выставлялись такие художники, как Виллем де Кунинг, Сальваторе Скарпито, Бури и Фонтана. На выставке L’alfabeto di Kounellis были экспонированы ткани, на которых были изображены буквы, цифры и символы. Именно эта выставка стала настоящей точкой отсчёта, на ней были представлены три ключевых понятия, ставших в дальнейшем характерными для всего творчества Кунеллиса – живопись, пространство и язык. «Мои ткани были как герметичная поэзия, подобно [Джузеппе] Унгаретти», – говорил Кунеллис. – «Картины демонстрировали желание петь. Это был язык живописи, который можно было спеть. Я даже однажды сам это проделал. Все эти ткани были того же размера, что и стены в моём доме».


Яннис Кунеллис. Untitled. 1968. Джутовые мешки, уголь. Фото: alminerech.com

В 1960 году итальянский художник Лучо Фонтана писал: «Я хочу открыть нас пространству... поэтому я в своих картинах создаю разрезы, через которые проходят бесконечность и свет, и нет никакой необходимости писать картину». Расширение границ живописи – особенно важная тема и в искусстве Янниса Кунеллиса. Его холсты – пространство, создающее особое ощущение трёх измерений и обширного объёма возможностей живописи. В интервью порталу Ocula он сказал: «Не только тональное изображение определяет живопись. Кубисты – живописцы, так же как и Франц Клайн, Рембрандт, как конструктивисты и Дюшан». Начиная с 60-х годов художник в своих работах постоянно сохраняет установки Arte Povera: использование повседневных объектов, отклики на искусство Древней Греции и Ренессанса, отражение политических проблем своего времени, использование натуральных материалов, призыв в целом расширить понимание того, что такое искусство.


Яннис Кунеллис. Untitled (12 Horses). Оригинальная версия работы в Риме, 1969. Фото: художника, Claudio Abate, собственность Cheim & Read and Gavin Brown's Enterprise

Начиная с 1967 года Кунеллис в своих объектах и перформансах использует природные материалы: уголь, сажу, огонь, деревья, цветы и животных, что приближает его искусство к жизни. В 1967 году для выставки в Galleria L’Attico он создал объект из железа, из которого наружу выбивался хлопок, а также посуду, в которой в удобренной почве зеленели кактусы. На небольшом пьедестале на фоне окрашенного металла был размещён живой попугай. Искусство Кунеллиса основывавалось на противопоставлении вещей и явлений, соединении индустриального с органическим, живого с искусственным, на введении в пространство того, чего в нём невозможно представить. Та экспозиция полностью соответствует сказанному им когда-то: «Каждая выставка – уникальный театральный акт». Двумя годами позже, в 1969 году, он создал свою легендарную инсталляцию «Без названия. (12 лошадей)»которая затем была ещё пять раз реконструирована в разных местах ЕвропыЛошади не были скульптурными объектами, это были настоящие животные, каждая была привязана на своём месте, со своей кучей сена, своим запахом и звуками. Кунеллис не только провоцировал зрителя, противопоставляя животных стерильной среде галереи, он также превратил инсталляцию в дышащую и единую художественную работу. Соотношение размера и мощи лошадей с помещением создавало очень сильный эффект. «Присутствие лошадей в пространстве подчёркивало его структуру. Когда такая выставка, как эта, заканчивается, остаётся только воспоминание. Это так же, как на представлении в театре. И это было целью моей работы, включающей в себя немалую свободу. Это – видение, созданное с опорой на принципы театра».


Яннис Кунеллис. Untitled. 1969. Джутовые мешки, фасоль. 470 x 1370 x 630 мм. Коллекция Tate / National Galleries of Scotland. © Jannis Kounellis. Фото: tate.org.uk 

В 1969 году на устроенной легендарным Харальдом Зееманом выставке Live in Your Head: When Attitudes Become Form Яннис Кунеллис в первый раз экспонировал инсталляцию из полотняных мешков. Содержимое этих мешков было самым разным: горох, кофейные зёрна, чечевица, зелёный горошек, бобы, белая фасоль и кукуруза. Посетителям выставки было позволено не только пощупать «материал», но даже разбросать его по полу галереи. «В своих работах я очень часто использую тканевые мешки. Эта моя идея коренится в морской торговле. Вы можете найти мешки в каждом порту региона Леванта. А также в Нью-Йорке, в Южной Америке, по всему миру. Корабль и лабиринт (Минотавра) относятся к той же территории. Это – территория, где когда-то господствовала Magna Mater.  Как и корабль и лабиринт, мешок тоже контейнер, который содержит нечто иное. Эти предметы чрезвычайно материнские, они охраняют и постигают вас, а также способствуют возникновению настоящего доверия».


Яннис Кунеллис. Da inventare sul posto (To invent on the spot). 1972. Реконструкция работы на выставке Ileana Sonnabend: Ambassador for the New в Музее современного искусства (MoMA) в Нью-Йорке. 2013/2014

В начале ХХ века кубисты Пабло Пикассо и Хуан Грис в своих натюрмортах использовали ноты и музыкальные темы. В 1971 году Яннис Кунеллис в картину «Без названия» перенёс отрывок из нот «Страстей по Иоанну» Иоганна Себастьяна Баха, которые непрерывно исполнял сидящий здесь же рядом виолончелист. Таким образом, работа представляла собой и самостоятельную картину, и перформативный акт. Кунеллис интересовался исследованием связи современного искусства с прошлым, которое в данном случае являлось фрагментом нотных линий музыки Баха, написанным на тёмном сине-зелёном фоне. Его живописные работы вообще очень часто идут рука об руку с перформансом. На пятой выставке Documenta Яннис Кунеллис дебютировал с работой «Выдумано на месте» (Da inventare sul posto) – написанный на большом розовом холсте нотный фрагмент из балета Игоря Стравинского «Пульчинелла» играл скрипач, а рядом импровизировала балерина. В сущности, все выставки Кунеллиса были очень сценографичны – они охватывали всё пространство помещения и делали зрителя главным героем выставки.


Яннис Кунеллис. Untitled. (Hanging Knife). 1991. Металл, стекло, офорт, крюк, нож. 653 x 452 x 75 мм. Коллекция Tate / National Galleries of Scotland. © Jannis Kounellis. Фото: tate.org.uk 

Для Янниса Кунеллиса характерно также подвешивание самых разных вещей. Он считал, что подвешивание, как и живопись, является логическим актом. Это – определённого рода порядок, в который мир организует существующие вокруг вещи. Например, нет разницы, повешено ли пальто, нож, шерсть или куски мяса. Эти работы – не только о подвешивании, они также о гравитации, которая, если эти вещи подвесить, тянет их к земле. В 1991 году в работе «Без названия. (Подвешенный нож)» Кунеллис показал подвешенный в железной раме нож. Куратор Дитер Роелстрате отмечает, что здесь важна не только скрытая самоагрессивность ножа, но и его размещение в пространстве. И, если посмотреть на его работы, то довольно часто более тяжёлые железные конструкции подвешены в самых высоких точках пространства, заставляя сам их вес стать своего  рода ценностью.

Произведения последнего периода творчества Янниса Кунеллиса особенно монументальны. Например, центральная работа на его выставке 2010 года в галерее Вестминстерского университета Ambika P3 состояла из 11 огромных стальных контейнеров, в верхней части которых был насыпан уголь, сзади их наполняли пустые бутылки, к некоторым были подвешены мешки, а вся инсталляция в целом образовывала большую букву «К».


Яннис Кунеллис. Untitled. 2010. Экспозиция в галерее Вестминстерского университета Ambika P3 . Фото: cultural-discourse.com

Работы Янниса Кунеллиса нельзя оценивать и группировать как отдельные единицы на линии времени, поэтому представляется более существенным наметить начальные интенции его творчества, которые с течением времени продолжали развиваться, а также чередоваться друг с другом. Его выставки всегда продолжают начатое ранее и откликаются друг на друга. Его работы – как бы своего рода циклическая хоровая партитура, состоящая из многих голосов, выпевающих то одну тему, то – её вариацию. Он повторно использует одни и те же материалы и формы, делая затруднительным соотнесение его работ с каким-то характерным периодом. Скорее они левитируют в пространстве без времени, оставляя своеобразные следы и отпечатки и оказывая влияние на современное искусство по всему миру, в том чилсе и в Латвии. Например, на биеннале Manifesta 9 (2012), проходившей в маленьком бельгийском городе Генке и посвящённой угольной промышленности, китайский художник Ни Хай Фен выставил инсталляцию, напрямую перекликавшуюся с работами Кунеллиса. Инсталляция «Сопутствующая продукция» состояла из огромной, напоминающей груду угля кучи из истрёпанных кусков ткани. Рядом с ней были установлены в ряд швейные машины. Уже в 1986–1987 годах Кунеллис начал выставлять швейные машины на старых фабриках, таким образом подчёркивая связь между самой фабрикой и промышленными материалами, между производством и индустрией. Или, например, в настоящий момент на выставке под названием Tastes Like Headaches в центре современного искусства kim? Адам Крусесс экспонирует подвешенную к потолку белую рубашку с отпечатками косметики. Для Янниса Кунеллиса рубашка всегда была универсальным образом, и форма выражения в случае обеих работ сохранена.


Яннис Кунеллис. Untitled. 1991. Экспозиция в Художественном музее Неаполя Madre. Фото: cultural-discourse.com

В начале 1990-х годов латвийский художник Олегс Тиллбергс создал инсталляцию «Половодье», плотно разместив рядом два ржавых ведра. Похоже действовал и Яннис Кунеллис, который в 1991 году в Художественном музее Неаполя Madre выставил традиционные средиземноморские амфоры – на полу музея они были плотно размещены рядом друг с другом, в одной из ваз была кровь, а в остальных – морская вода. Если вёдра Тиллбергса открыли период перемен в Латвии 1990-х годов, то вазы Кунеллиса перебросили мост в прошлое, которое всегда было одним из важнейших хранилищ идей для его искусства.